Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Мое кино началось в Галиче!

среда, 02 сентября 2020
лена Жигаева - российский кинорежиссер, сценарист и продюсер.jpgЕлена Жигаева - российский кинорежиссер, сценарист и продюсер. Член Гильдии кинорежиссеров России.

Родилась в Дрездене (Германия), впоследствии переехала в Москву, где и сейчас живет и работает. Окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тереза.

В 1998 году обучалась в Мастерской рекламного искусства Юрия Грымова по специальности «Эксперт по рекламе». В 2001 году окончила Высшие курсы сценаристов и режиссеров, училась в мастерской Владимира Хотиненко, Павла Финна и Владимира Фенченко.

Режиссер полнометражных фильмов «Потерянное отражение: Исповедь содержанки», «Самая лучшая бабушка», «Большое зло и маленькие пакости», «Убить вечер», документальных фильмов «Поколение NEXT», «Другой Чехов», «Голуби» и нескольких телевизионных сериалов и короткометражных лент.

- Елена, Вы живете и работаете в Москве, но нередко бываете в Галиче. Что связывает Вас с нашим городом?
  
- Галич - это и мой город! Это город, где живут мои родные, где похоронены мои предки. Здесь – мои детские воспоминания: Поречье, где у нас была, как сейчас модно говорить, мощная детская «тусовка», подружки, друзья, Славист… Славист? Инна, Вы не знаете, что такое Славист? Это надо идти и смотреть! Если от Павла Глинки или от Пионеров пройти прямо вдоль по Кешме, к озеру – выйдешь на Славист. Это было поле - выкошенное, выбритое просто, - где наши ребята «бились» в футбол. Там вокруг стояли заросли ив, через них надо было пробираться. Там была наша Нарния!... Галич - это запах книг в библиотеке, где я пропадала - она располагалась тогда в здании краеведческого музея. Галич – это чердак в нашем доме. Я карабкалась туда по лесенке одна: свет, тень, лучи и множество каких-то незнакомых фотографий. Это была моя тайна, это тоже был маленький кусочек той самой волшебной Нарнии! Я уединялась на чердаке, стряхивала с черно-белых снимков золотые пылинки, запоем читала приключения. Айвенго, мушкетеры, капитан Грант - они сливались у меня в сознании с этими фотографиями, они жили на границе тени и света... В детстве мы взбирались на Балчуг, мы плавали по озеру на деревянных лодочках, мы купались в холодных речках, а потом, стуча зубами, грелись на берегу и пили чай.
Галич – это еще и стрекот бабушкиной машинки «Зингер», это сладкие итальянские мелодии, что доносились с пластинки из открытого окна удивительной женщины, жившей в переулке с нами по соседству, - Риты Никаноровой… Звуковой ряд, визуальный, эмоции, оттого, что все было впервые и ново, - все это формировало мир неповторимых образов.
Для меня и сейчас Галич – это все та же моя бесценная, заповедная Нарния. Здесь все особое: деревья, травы, небо. Каждый раз, когда подъезжаю к городу издалека, все внутри начинает трепетать – оживает ощущение твоей генетики, того, что здесь пущены твои корни. Галич - это место, где началось мое кино!

- Кино - родом из галичского детства

- Да! Был даже один эпизод, символизирующий это начало. Мне было лет десять, когда в книжном магазинчике, что располагался в красном кирпичном здании на углу Кооперативной улицы, по соседству с кафе «Север», бабуля купила мне книгу из серии «Актеры зарубежного кино» с огромным количеством фотографий. Видимо, бабушка Катя, мудрая, мощная женщина, как все женщины в нашем роду, почувствовала тогда, что это мне нужно, угадала какую-то свою миссию в моей жизни… Эта книжка в буквальном смысле сорвала мне голову: Анни Жирардо, Софи Лорен, Мерлин Монро, Альберто Сорди, «Рокко и его братья» – я тогда впервые услышала эти имена, узнала об этих фильмах. Посмотрела все их я лишь спустя много лет, учась на высших режиссерских курсах, но к тому моменту я об этом кино знала уже практически все.
Плюс, конечно, папа был фотограф от Бога. Он был военный летчик, ас, служил в Кубинке – еще до сегодняшних «Стрижей», но еще он был художником - прекрасно чувствовал композицию кадра. Папа брал меня с собой в домашнюю «проявочную» - в ванну. Момент, когда на белом листе из ничего проявлялись очертания, образ, казался мне настоящим волшебством.

- Сделать кино своей профессией и образом жизни Вы решили уже в школе?

- Нет, сложилось так, что вся эта смесь из детских образов, чувств, впечатлений, настаивалась много лет, как хорошее вино: в кино я пришла достаточно поздно - люди начинают это гораздо раньше. Первое мое образование - филология и иностранные языки. Было одиннадцать лет работы в школе, преподавание языка за границей. Я была занята семьей, переездами, жила в разных местах… И вот однажды время пришло и я поняла, что надо вступать на новый путь. В конце девяностых пошла на курсы рекламы на телевидении, которые открыл Юрий Грымов. Он собрал в мастерской прекрасную команду педагогов. Таких, например, как Владимир Иванович Хотиненко и Владимир Алексеевич Фенченко, - людей, не только прекрасно знающих кино, создавших прекрасные ленты, но и имеющих огромный опыт преподавательской работы во ВГИКе.
Занятия шли семь месяцев: ребенок за это время не родится – не мог родиться и режиссер. Но там я окончательно «отравилась» кино», там мне сказали: «Лен, тебе этого мало, надо идти на высшие режиссерские курсы». И я пошла: бросила хорошую работу в престижном лицее, где преподавала юриспруденцию и экономику на английском языке, и резко поменяла жизнь. Рисковала, конечно, очень: многие из тех, кто учился тогда, так никуда в результате и не пришли. «Вынырнуть» тогда в режиссеры, начать снимать стоило многих усилий. Тогда не было нынешней доступности цифровой техники, я начинала работать с пленкой: пленочная камера, проявка - это совсем другая эстетика, чем сегодня. Она уже заканчивалась в то время, но я успела еще ее ухватить.

- Наверное, первый фильм - самый памятный?

- Первый мой фильм – короткометражка 2001 года «И была ночь», по рассказу Евгения Аграновича «Сочельник в сорок первом». Это фильм о войне, но без войны – о любви. 1941 год. Идут первые бои под Москвой. Молодой лейтенант случайно оказывается в избе, где расквартирован женский медицинский батальон, но он об этом узнает только утром... Когда я пришла к своему педагогу Владимиру Хотиненко с этим рассказом, он схватился за голову: «Боже, мне страшно, за что ты берешься! Это сложнопостановочное, костюмное кино – раз, нужна высочайшая точность в каждой детали. Плюс очень интересная фабула рассказа. Я боюсь, как бы не получилась опереточная история», - сказал он.
Но фильм вышел успешным и дал мне своего рода карт-бланш на дальнейшую работу. Первый полнометражный фильм «Убить вечер» тоже снят еще на пленку. Дальше были уже другие технологии съемок. В моей фильмографии есть несколько заказных работ – продюсерское кино, куда меня пригласили в качестве режиссера. Например, сериал по произведению Татьяны Устиновой «Большое зло и мелкие пакости». В нем собран очень хороший актерский состав: Екатерина Редникова, Дмитрий Муляр, Даниил Спиваковский, Наталия Курдюбова, Валентина Талызина, Борис Химичев и другие. Этим фильмом я довольна, отношусь к нему, как к крепко, профессионально выполненной режиссерской работе. Была работа над сериалом «Судебная колонка». Я снимала детский фильм с Ириной Муравьевой и Ириной Купченко «Лучшая в мире бабушка» - кино получилось интеллигентное, немного комедийное. Для меня это был своего рода эксперимент, потому что мне по душе все-таки вещи другого склада. Такие, например, о которых мой фильм «Потерянное отражение. Исповедь содержанки», вышедшем в прокат в 2018 году, - фильм о женской душе, которая проходит непростой путь от светлых надежд до полной потери себя ради материальных благ, и о том, сможет ли она вернуться снова к себе, настоящей. Параллельно работала с документальными проектами. Был фильм «Другой Чехов» - взгляд на писателя с иного, непривычного ракурса. Была документальная работа «Голуби» - о лучшем голубятнике Москвы.

- Лена, у Вас есть документальный фильм о человеке, очень дорогом для многих галичан – об игумене Анастасии, настоятеле Казанского храма в Богородском. Как он появился?

- Фильм «Авось» 2011 года - это очень дорогой и для меня проект, потому что очень дорогим для меня человеком был сам отец Анастасий. Меня познакомил с ним муж сестры, Виктор, в один из моих приездов в Галич. Тогда у меня был непростой период в жизни и Виктор сказал: «Поехали!» И мы поехали, и я говорила с отцом Анастасием - долго. Он не поучал, не давал напутствий. Это был теплый человеческий разговор... Потом в моей жизни было еще много таких разговоров: много - и очень мало... А тогда, в первое наше знакомство, мы уезжали из Богородского, я обернулась в машине: он стоял на горе, вытянутый вверх, в белой одежде, словно свеча. А сзади был храм, в который он вдыхал жизнь своими молитвами. Я еще подумала тогда, что, наверное, это от молитв он вытянулся вверх - к небу. Очень метафоричный был кадр! Я решила, что должен быть фильм о нем. Батюшка долго не соглашался, говорил: «Ну, что я тут буду ходить, говорить». Но потом – ходил и говорил. Он очень живой был, смешливый даже порой. Но в какой-то момент все менялось: он менялся. И я понимала, что он уже не с нами - не здесь, он там, где ему должно быть... И фильм получился такой, как он: глубокий, философский, но живой в то же время. Царствие небесное рабу Божию Анастасию... Спустя некотрое время после выхода фильма со мной связался сын прекрасной латышской актрисы Вии Артмане Каспар Диметрес - его потряс герой. И в 2019 году, к Воскресению Христову, мы сделали фильм «Игумен Анастасий (Лихолет). Послесловие...». Он собран из материалов, не вошедших в первый проект, посвященный батюшке.

- Сейчас Вы работаете над новым фильмом, и он снова - о костромской глубинке?

- Да, это документальный фильм с рабочим названием «Караваджо». Героини фильма - работницы сапого-катальной фабрики, которые делают валенки. На тяжелом производстве работают только женщины! Зимой мы отсняли материал в Солигаличе, сейчас идет работа над монтажом, озвучиванием, музыкой.

- Откуда такое неожиданное название? Итальянское барокко - и солигаличский валенок?

- Образ родился сразу, как только я впервые вошла в этот цех. Поскольку в его пространстве много окон, свет падает особенным образом и дает особые светотени на лица героинь - как на картинах великого мастера Караваджо. Он одним из первых применил манеру письма «кьяроскуро», основанную на резком противопоставлении света и тени. Но «Караваджо» - это не только визуальный ряд фильма, но и его глубокий смысл, главная идея. Дух барокко как романтическое мироощущение. Свет и тень - не только визуальная основа драматургии нашего фильма - это еще и то и драматургия жизни наших героинь! Мы неслышно войдем в пространство их бытия, понаблюдаем за работой, послушаем, о чем они говорят, что рассказывают о себе, своих семьях и детях, о несбывшихся мечтах, о том, как и почему они пришли к этой нелегкой профессии, кто их этому обучал, передавал опыт. И, конечно, мы будем говорить о любви - о разных смыслах этого слова, в том числе о том, почему они остались жить в маленьком городе.
В фильме предполагаются и натурные, панорамные съемки с удивительными, изысканными пейзажами, аристократичной храмовой архитектурой Солигалича - музея под открытым небом, костромского Акрополя! В фильме будет звучать поэзия и барочная лютневая музыка, как контрапункт к непростой работе женщин в цехе и к непростому разговору о жизни, как концентрация эмоций и напряжение форм. Все это - с одной главной целью: мы намеренно поэтизируем образы женщин, работающих в непростых условиях. Весь визуальный и звуковой ряд поможет чуть изменить ракурс, чуть приподнять женские образы над реальностью, как художники, которые всегда наполняли портреты своим, особым видением. Эти женщины, хранящие древние традиции, тихо и безропотно делают свою работу, словно знают какую-то тайну, глубокую и непроницаемую женскую тайну и передают ее из рода в род! Словно ткут невидимую нить, соединяя пространство и время! Таинственное и торжественное священнодейство! И пока магия женских рук творит и созидает - жизнь в русской глубинке пульсирует! Женщины русской глубинки! Наши российские Мадонны!

- Лена, уже очень хочется увидеть этот фильм. Когда Вы планируете завершить работу над ним?

- Надеюсь сделать это к концу года. - Будем ждать! С Днем российского кино Вас! Новых идей, новых образов, новых героев, которые всегда остаются не только на пленке, но и в сердце - Вашем и зрителя.


Инна Козырева/ Издательский дом "Галичские известия"

Фото со страницы Елены Жигаевой в социальной сети. 


Новости