Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Только на третьи сутки я поняла, что ног у меня больше нет…28-няя шарьинка заново учится ходить

понедельник, 19 августа 2019
Только на третьи сутки я поняла, что ног у меня больше нет…28-няя шарьинка заново учится ходить
Шаг, еще шаг. Осторожно, медленно и аккуратно.
Маленькими, робкими, но с каждым днем набирающими уверенность шажочками, Маша идет к новой жизни. Учится ходить.

Вот только Маша не ребенок, еще год назад она даже и подумать не могла, что в свои 28 лет ей заново придется учиться ходить.

О трагедии, вере и силе Марии Карпычевой рассказывает газета «Ветлужский край».

Мария Карпычева:
Встать на протезы - это совсем другое. Здесь нужно не вспоминать то, что ты умеешь делать, а учиться заново. Все совсем по-другому. Ты не чувствуешь земли под собой, нет упора, ты можешь только видеть. Приходится вставать только за счет рук. Первый раз, чтобы я встала на протезы, меня поднимали в четыре руки. Чтобы я смогла пойти, мне показывали, как работать бедром, как отпускать и поднимать ногу, как оторвать ее от земли. Ведь протез ты не чувствуешь, просто видишь, что что-то на ногах висит.
Самым сложным для меня оказался разворот: все движения другие, новые, чтобы повернуться, необходимо маленькими шагами разворачивать корпус в нужном направлении, причем обязательно начинать с той ноги, которая пойдет назад, как опора. У меня получалось медленно, сильно злилась и ругала себя за это.


Это была рабочая командировка. Ноябрь. Вместе с коллегами Мария возвращалась домой в Костромскую область из Твери. До дома оставалось уже совсем немного.
«Я не хотела спать в дороге, - вспоминает девушка, - но уже где-то рядом с Костромой сон сморил меня. Дальше уже я ничего не помню…». 
А дальше машину занесло и выкинуло с трассы. На большой скорости автомобиль врезался в отбойник, от сильнейшего удара метал-лическое ограждение буквально разрезало автомобиль, как нож масло, и прошло через весь салон.
Авария оставила Машу без обеих ног. Сон плавно перешел в бессознательное состояние, боли девушка, как и страха, почти не чувствовала. Сегодня ей хватает сил, чтобы вспомнить о тех страшных событиях без слез и истерик.
Мария Карпычева:
Аварию я не помню. Некоторые моменты всплывают в памяти, но все они уже после того, как меня достали из покореженного автомобиля. Ребята говорили, что я приходила в себя, пока нас доставали, говорила, что мне больно. Я же только помню, что уже в машине «скорой помощи» просила ослабить жгуты, не понимала, почему мне так сильно их затянули, не знала еще тогда всех подробностей. Но это и к лучшему, что я не помнила, не знала, не видела аварию. Даже представить страшно, что пережили те, кто видел столкновение.  

Экстренно в больнице хирурги «колдовали» над Машей, но спасти ноги было уже нереально, слишком много времени прошло с того момента, как их оторвало. Даже левую ногу, которая сохранилась до половины голени, пришлось ампутировать выше. Яркий свет, люди в белых халатах. Сознание вернулось к Маше уже в палате. Но даже тогда разум отказывался воспринимать действительность.
«Три дня я не могла понять, где я и что случилось. Возможно, я так отходила от наркоза и сильнейших обезболивающих или, может быть, сказался удар головой. Приходили гости: друзья и коллеги. Все желали выздоровления, без конца говорили об аварии, а я не понимала, что случилось. Не знала даже, как я оказалась в Шарье. Не помнила, забыла все. Думала, что я должна быть в Твери, просыпалась в холодном поту. Это странное состояние, когда ты не понимаешь, что с тобой происходит. Только на третьи сутки я поняла, что ног у меня больше нет. Виталий Дмитриевич Ивков пришел на обход. Спрашиваю: почему я не чувствую ног? Он сказал, что я попала в аварию и ноги пришлось ампутировать. Снова ничего не понимала: и что, что попала в аварию? Ноги-то… зачем отрезать? Только потом я поняла, что у меня их просто оторвало».

                                                    
«Я не могу сказать, что я сильный человек, - признается Маша, - раньше я часто жаловалась на свою жизнь. Мне никогда ничего не давалось легко. Казалось, я готова к любым ударам судьбы. Но я даже и представить никогда не могла, что останусь без ног. Поэтому даже мои друзья удивлены, что я не упала духом. На самом деле, именно близкие, родные, знакомые и все, кто был рядом, дали мне силы справится со всем этим. Я видела, сколько людей за меня переживает, и не имела права «киснуть» и разочаровывать их. Конечно, были минуты, когда я плакала и переживала, как буду жить дальше. Но это в редкие минуты одиночества. Их у меня было очень мало, со мной всегда рядом были и остаются друзья, поэтому у меня просто нет возможности унывать. В больнице меня всегда поддерживал медицинский персонал, я им за это благодарна, приходили и вовсе незнакомые люди. Кто-то плакал, но многие держались и подбадривали. И это очень важно. Жалость не нужна, она только мешает. Я хочу, чтобы и окружающие люди воспринимали меня как равную. Не шушукались при встрече за спиной, а прямо интересовались. Чтобы дети и взрослые понимали, что такие люди, как я, есть в нашем обществе и от этого никуда не деться».

С самой первой минуты, как только все в голове встало на свои места, Маша точно решила дальше жить нормальной, привычной для нее жизнью. «С первых дней я стала интересоваться в Интернете о протезировании, искать людей, которые оказались в такой же ситуации. Друзья подыскивали различные фирмы, обзванивали специалистов по всей стране, узнавали условия работы. Все вместе мы смогли найти лучший вариант – небольшую частную фирму в городе Долгопрудный под Москвой. Я понимала, что я еще многое хочу сделать в этой жизни, у меня все впереди. Хочется продолжать путешествовать, работать, учиться и просто жить. Как все! Для этого мне нужны современные протезы».

С выбором протезистов Маше повезло. Благодаря их вниманию и поддержке она смогла уже спустя три месяца встать на протезы. А в остальных фирмах работать с ней стали бы лишь после того, как Маша получит инвалидность, а значит, спустя восемь месяцев, примерно в августе. Но сейчас, в августе, Мария уже вовсю пробует свои новые электронные коленки. И это еще одна небольшая победа шарьинки. Обычно государство предлагает модульные механические протезы. Качества они неплохого, вот только безопасность у них хромает, а функционал намного скромнее, чем у более дорогих - электронных. Три месяца Маша доказывала необходимость для себя «умных» протезов.
Мария Карпычева:
Я сразу поняла, что бороться с бюрократической машиной в одиночку - дело гиблое - здесь нужны серьезные помощники. За поддержкой я обратилась к депутатам Костромской областной Думы Анатолию Михайловичу Краеву и Александру Николаевичу Коновалову. Благодаря их помощи, вопрос о предоставлении мне нужных протезов рассматривался на областной Думе. Депутаты обратились к губернатору Костромской области Сергею Константиновичу Ситникову. Областное руководство и депутаты отправляли ходатайства в Москву, звонили во все нужные инстанции, чтобы добиться результата. Все вместе мы смогли это сделать. Я не только получила нужные протезы, но и обрела возможность компенсации потраченных на их приобретение средств. А ведь многим так и не удается получить желаемого, люди годами судятся, отстаивая свое право на нормальную жизнь, но так и не получают его. Я несказанно благодарна Александру Николаевичу, Анатолию Михайловичу и Сергею Константиновичу, они подарили мне шанс снова ходить.

 Свои первые шаги в новую жизнь теперь Маша делает на электронных протезах немецкой фирмы. Они имеют внешний источник энергии, но, самое главное, эти протезы «умные». Через компьютер они программируются под своего хозяина. На них устанавливается вес, рост и вид ампутации. Затем специальная программа будет внимательно следить за своим хозяином, вести статистику, подскажет, сколько пройдено километров, ступенек, пандусов, выведет среднюю скорость передвижения и даст свои советы по реабилитации.
 Самое главное, такие протезы безопасные. Умные коленки даже при малейшем неправильном движении способны «думать» за своего хозяина и предотвращать возможное падение. Подобного в простых модульных протезах нет. И опыт хождения на них обернулся для Марии несколькими падениями.

«Мои протезы относятся к первому-второму уровню активности, - рассказывает Мария, - они не такие «шустрые» как те, что выше уровня. Но, на данный момент, они подходят мне больше. Для людей с парной ампутацией на первом этапе тяжело активно двигаться. Что еще мне нравится в моих новых ногах, так это то, что они полностью повторяют походку здорового человека. В брюках будет даже незаметно, что это протезы. Есть, конечно, у них и свой минус - в этих коленках нет функции подъема по лестнице, приходится идти вверх по ступенькам на прямых ногах - циркулем. Но такая функция имеется только в более дорогих моделях».

Стоимость протезов Маши - 6 миллионов 700 тысяч рублей. Чтобы получить их, пришлось брать кредит в банке. Рассчитаться с долгом девушке поможет компенсация. Ее размер будет известен через месяц.
Несмотря на все трудности, Маша полна планов на будущее. Хочет получить второе высшее образование, возобновить тренировки по пауэрлифтингу. Заветная мечта Маши - посетить американский «Лагерь мечты». Раз в год там набирают смену для тех, кто остался без ног. Для них устраивают интенсивный курс реабилитации. Приезжают люди со всего мира. Реабилитация важна и в моральном плане, здесь Маша сможет найти тех, кто поймет ее лучше всех.




источник: "Ветлужский край"
Новости