Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Выводя «А зори здесь тихие…» на камерную сцену, костромской театр крупным планом показывает личность

понедельник, 06 мая 2019
Выводя «А зори здесь тихие…» на камерную сцену, костромской  театр крупным планом показывает личность
6 и 7 мая в костромском ТЮЗе, на камерной сцене театра Островского, - премьера постановки по широко известной повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие…».

Театр не скрывал работу над спектаклем, журналисты имели возможность попасть на репетиции и побывали на вечернем показе 6 мая, который завершился обсуждением специфики театров для юношества – на показ были приглашены театроведы, культурологи, педагоги, в том числе проректор по научной и творческой работе Ярославского театрального института Ирина Азеева, директор департамента образования и науки Костромской области Илья Морозов и другие.

Небольшое литературное произведение западает в душу каждому прочитавшему: ощущение цены жизни, цены победы в войне, когда естественно, без ложного пафоса описаны судьбы простых, но таких разных девчонок и одного командира на крошечном участке фронта, возрастает в разы. Существует несколько экранизаций, в России и за рубежом, включая культовый фильм Станислава Ростоцкого (1972).
На театральной сцене в наши дни «Зори» также пользуются популярностью, есть даже мюзикл.

Режиссёр костромской постановки Александр Кирпичёв сам сделал инсценировку, сохранив авторскую канву текста. Деликатно подойдя к материалу, постановщик создал спектакль о людях и о самом важном в жизни, о ценностях –  любви, ответственности, маме, смехе, мечте.

zori_tochka.jpgСовременный зритель отличается интересом к человеку, попыткой понять, что такое «Я», к психоанализу без ухода в философские дебри.
Выводя «А зори здесь тихие…» на камерную сцену, театр крупным планом показывает личность, как по-разному может проявляться страх – а он есть у каждого, исследует вызревание поступка, помогает развивать понимание самого себя, другого человека, такого прекрасного и такого неидеального.

На сцене единственная декорация (художник-постановщик – Елена Сафонова) – грузовой вагон, раздвижные двери которого могут по необходимости сужать или расширять пространство, мгновенно выводить героя из общей компании на откровения перед самим собой.
На стенки вагона проецируется лес или болото, река или небо; очень реалистичным получается переход через болото, тени деревьев ночью можно принять за настоящие лесные блики.

Каждый из исполнителей ролей заслуживает отдельного слова. Девушки-зенитчицы, такие непохожие, образ каждой детально прожит актрисами; вероятно, они чувствуют себя на сцене так, словно жизни героинь – их реальный опыт; это вам не 3Д, это театр.
 Характерный персонаж получился у Антонины Павловой, исполняющей роль помкомвзвода сержанта Кирьяновой – простая, уравновешенная, мудрая женщина, от тягот войны или ещё до неё, усвоившая в какой-то мере даже мужские черты. Естественность вызывают доверие к героине, создаётся ощущение надёжности этого человека.

DSC_0049.JPG

Другой персонаж второго плана - следователь Особого отдела в исполнении Андрея Москаленко. Этот герой внешне, по манерам, кажется, аутентичным эпохе; и в какой-то мере он персонаж внешний, он – время, он – суд, он необходимый анализ ради того, чтобы можно было жить дальше. И он внутренний голос, совесть Васкова.

zori2.jpg

Двух красавиц-подруг, Риту Осянину и Женю Комелькову, исполняют соответственно Евгения Некрасова и Нина Маврина. В них есть сходство и в то же время они совершенно разные. Обе героини пережили потери – Рита вдова, а на глазах у Жени расстреляли всю её семью. Рита Евгении Некрасовой закрытая, но не мрачная девушка, иногда она взрывается, когда сталкивается даже с невинной ложью. Её серьёзность кажется противоположностью бесшабашности Женьки Нины Мавриной. Веселье и озорство Комельковой, при том, что терять ей, по большому счёту, почти нечего – маска, вызов, такая же закрытость, как и у Осяниной.

DSC_0045.JPG

 Интересная сцена, когда Комелькова, отвлекая немцев, выбегает к реке. Время для всех остановилось, раздробилось на кадры – актриса двигается медленно, как со стоп-кадром, дразнит своими маленькими изящными ножками, поёт, снимает гимнастёрку, смеётся – и при этом физически ощутимо состояние истерики.
 Другой эпизод с Ниной Мавриной обратил внимание – когда её героиня «бьёт» немца, как демонстративная готовность к бою сменяется осознанием свершившегося факта – из зала показалось, что актриса вдруг побледнела.

zori10.jpg

Интересный, цельный образ Лизы Бричкиной создаёт Мария Петрова. Высокая, красивая, она оказывается деревенской девушкой с характерным окающим выговором, грудной речью. И даже угловатая пластика актрисы как-то не грубо, но очень естественно сочетается её округлым диалектным произношением. Её взгляд всегда взгляд героини, с её специфическим темпераментом, народной цельностью, природной цепкостью и простоватым доверием людям.

А какой обаятельной получилась Соня Гурвич у совсем юной актрисы Регины Ролинской! Интеллигентная, стеснительная девушка, очень юная и естественная на этой войне настолько противоестественная, насколько это только возможно представить. Война – это ужас сама по себе, женщина на войне добавляет грусти, а такое поэтическое создание, которое неизбежно должно погибнуть в таких условиях, как фиалка под градом… У этой милой Сони Гурвич на войне нет будущего, совсем. А у актрисы Регины Ролинской в театре точно есть.

zori11.jpg

Такая же юная актриса Мария Кипрушева играет Галю Четвертак. Её Галя где-то дерзкая, храбрящаяся фантазёрка, реально пугается многих вещей. Боится жизни – поэтому и придумывает. Она может злиться, смешная крошка - маленький воробышек. Эмоциональная актриса прекрасно передаёт все острые, стрессовые моменты своей героини, её жалко и за неё страшно.

zori6.jpg

Самая большая, и, пожалуй, сложная роль – старшина Васков. Сложная тем, что он должен быть самым обычным человеком, без каких-либо особых дарований, без образования, но при этом он должен суметь подчинить – покорить девчат. Андрея Щелкунова можно поздравить – он сумел стать командиром для таких разношёрстных смешливых солдат; видно, что девушки ждут его распоряжений, что они с определённого момента доверились ему. Вероятно, и личностные качества артиста здесь тоже важны – Васков добр и отзывчив, хотя он и требует делать всё по уставу, он, скорее, по-отечески строг. И теряет он девушек, которых успел оценить, полюбить. Одну, другую, третью… И страшно становится за старшину – как же он будет жить после такого?
Это, пожалуй, один из главных вопросов повести Васильева, один из главных нервов постановки Александра Кирпичёва. И последний поцелуй, который просит Женя у старшины, когда это поцелуй-прощание, перед смертью, скорее всего обоих, выводит сюжет на уровень трагедии. Это очень честный момент. На прогоне артисты чувствовали себя чуть свободнее, чем на премьере, на спектакле они были чуть более серьёзны, не зажаты, но в первой трети показа «воздуха» было несколько меньше. Но это скоро пройдёт, лёгкость обязательно вернётся.

Драма «А зори здесь тихие…», вторая постановка костромского ТЮЗа, получилась искренней, очень деликатной, даже нежной. Артистам и постановщикам удалось найти интонационно-верный подход, тщательно выстроенный финал приводит к более глубокому пониманию слёз победителей в этой войне. И все-таки мы победили…


Ирина Пекарская, театральный критик, член СТД РФ
фото из группы Вконтакте  театра Островского


Новости