Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Об Анне Карениной с фронтов японской войны

понедельник, 07 августа 2017
Об Анне Карениной с фронтов японской войны
В июне, уже после весеннего показа мини-сериала, в кинотеатрах была представлена полнометражная версия фильма Карена Шахназарова, снятая по мотивам романа «Анна Каренина», публицистических произведений Льва Толстого «На японской войне» и исторического цикла очерков Викентия Вересаева «На японской войне».

В чем преимущество чтения книг перед прослушиванием их аудиоверсии или экранизации? В том, что вы сами являетесь режиссёром вашего воображения, сами достраиваете авторские образы, под влиянием своих собственных эмоций отсекая ненужные вам черты и даже целые эпизоды.
Тогда как любое озвучивание текста другими людьми предлагает готовую интерпретацию, далеко не всегда согласную с вашей внутренней картиной.

«Анна Каренина» - один из знаковых романов не только русской, но и европейской культуры. Он многослоен и психологичен и наше сочувствие тому или иному персонажу настраивается в зависимости от нашего актуального состояния, ценностей и личной жизненной ситуации. Но о чём говорит Толстой? При первом прочтении романа мы чаще всего сочувственно относимся к несчастной Анне, жалеем её и надеемся на что-то, хотя даже те, кто роман не читал, знают, чем её история закончилась. Стоит прочитать книгу второй раз и откроется многое другое. Не удивительно, что Анна, воплощённая на экране, почти всегда неожиданно менее привлекательна как личность, чем мы сами нарисовали её себе при прочтении.
Каренина – один из основных персонажей романа, возможно, однако, главную мысль выражает вовсе не она. Центральной идей можно считать «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», она постепенно разворачивается в книге и рефреном звучит в некоторых экранизациях, например в мини-сериале Кристиана Дюге 2013-го года. Толстой скрупулёзно разбирает, как можно построить свой путь к счастью и несчастью и что же они такое есть. И Анна Каренина как раз пример несчастья и неправильного поведения как в отношениях с мужем, так затем и с Вронским.

karenina4.png

Героиня сложна и реалистична, её внутренняя потребность в честности сталкивается с невозможной для себя ложной ситуацией, в которой она сама не может ответить на свои вопросы. Она оказывается в тупике не только и не столько из-за жестокости света, но и в силу какого-то своего личного искривления в развитии, утраты целостности внутреннего «я».
Первый муж для неё был как отец и руководитель, а второй сам оказался ещё незрел для ответственности, но в обоих достаточно силы и благородства, однако эта женщина в истерическом запале их обвиняет в одном и том же, в отсутствии любви и сердца. В романе неоднократно перечисляются истории разводов или банальных адюльтеров, при которых люди не теряли связь со светом. Таким образом, даже сегодня, когда женщина может прожить самостоятельно, без мужа или опеки семьи, Анна Каренина тоже нашла бы свой печальный финал, придя к той же несовместимой с жизнью идее, что все люди живут в ненависти. Её антитезой в романе является Константин Левин, который не вошёл в новую экранизацию, но его вывод, к которому он шёл почти так же тяжело, как Анна – жить нужно по совести, делая добро другим.
Карен Шахназаров выбирает свой ракурс – его история рассказана преимущественно от лица Вронского, 30 лет спустя, в военном госпитале на Маньчжурском фронте русско-японской войны. Именно здесь сценарная судьба свела его, раненого офицера генштаба, с военврачом Сергеем Алексеевичем Карениным (Кирилл Гребенщиков) – сыном Анны. Почему выбраны такие условия? Режиссёр в ряде интервью объяснял, что, по его представлению, конец Российской империи наступил именно на фронтах русско-японской войны, которая была запланирована правительством как «маленькая победоносная».
Крушение империи – это и гибель целого мира, мира Анны и Вронского, княгини Бетси Тверской и князей Щербацких со всеми его достоинствами и недостатками, с жёсткими принципами, которые усложняли положение Анны.

karenina1.jpg

Шахназаров – режиссёр, который ни от кого не зависит. Он сам подбирает артистов, никакой продюсер не может ему навязать «своего» – и ему есть из кого выбирать. Очевидцы рассказывают, что на съемочной площадке у него никогда не бывает ничего лишнего или случайного, это режиссёр, который дотошно вникает во все мелочи и знает, что должно быть у него в кадре.
В этом фильме Шахназаров хотел восстановить и дух романа, и дух эпохи – поэтому костюмы создавались по рисункам 70-х годов XIX века и при съемках не использовался электрический свет – для интерьерных съемок были заказаны свечи с определённой силой света, чтобы всё выглядело так, как во времена событий романа. По такому же принципу подбирались ткани и создавались интерьеры. Виды, костюмы – от домашних до бальных, отличаются и соответствием времени, и качеством, но не доминируют, здесь нет увлечения эстетизмом, излишнего любования бытом и навязчивого ретро, как нередко бывает. Всё естественно и на первом плане – сюжет. История, рассказанная с позиций Вронского, сильно сужает круг действующих лиц. Что логично, Кити Щербацкая здесь оказывается безымянным эпизодом, не оставившим в жизни молодого графа следа. Вместе с ней исчезают Щербацкие и Левины.
Роли Вронского и Анны Карениной исполняют муж и жена в жизни – Максим Матвеев и Елизавета Боярская. Почти везде доминирует Каренина, она – своеобразный центр вселенной Вронского и спустя годы. В первой встрече героев на перроне поезда живость, подвижность Анны-Боярской способны вызвать любовь с первого взгляда; естественность, отсутствие позёрства привлекают. Каренина Боярской не роковая женщина, Вронский здесь – не принц, как изображали бы в середине ХХ века, они живые люди, естественные и не всегда выдерживающие приличия. Но если возвращаться к Толстому, то при том, что героиня – светская дама, её движения более порывисты и быстры, чем дόлжно, она склонна принимать решения сама и демонстративно делать первый шаг, что уже нехарактерно для светской дамы, и тем более – неумение держать эмоции при себе. Боярская – обаятельная молодая женщина, со своим шармом и стилем, но намного более живая и естественная, чем, например, ставший «каноническим» монументально-статичный образ Карениной, созданный Татьяной Самойловой в фильме Александра Зархи (1967).
Анна Елизаветы Боярской прежде всего женщина, такая, каковы наши мамы и сёстры, своенравная, эмоциональная, иногда нервная, нелогичная в соответствии с авторским текстом. Её низкий голос выделяет эту женщину, добавляет глубину и сумасшедшинку. В финальных сценах, когда Анна уже явно не в себе, несоответствие голоса, ещё сильнее понизившегося в истерике, внешней хрупкости его хозяйки акцентирует разрушение, раздвоение личного «я» героини, поглотившие её страх и депрессию. Анна здесь уже страшна своим нервным срывом, что дополнительно подчёркивает своим поведением перепуганная до слёз горничная Аннушка (Анна Синякина). Одного нет в образе Анны в новой киноленте – счастья, она как бы отталкивает обоих своих мужчин, внутренне сопротивляется им. Но и причину измены мужу здесь Вронский объясняет по-своему – Анна ушла не ко мне, она ушла от Каренина, тем самым переводя часть вины на него. Шахназаров также «вырезал» из сценария период относительно-благополучного периода Анны и Вронского в Италии. Немного мест в фильме, где Анна уверена в себе и в любви Вронского, в большинстве сцен страх, нервозность прорываются наружу. Во многих экранизациях Вронский получается бледно, почему-то этот достаточно типичный персонаж редко становится «звёздным». Вронский Максима Матвеева, пожалуй, один из лучших. Матвеев не пытается кого-то изобразить, звезду или принца. Его герой – живой человек, мужественный, но захваченный своею любовью.
В данной экранизации верно выдержан баланс между решительностью и целеустремлённостью Вронского и моментами, когда он растерян и…не поступает никак. Вронский далёк от идеала мужчины, об этом время от времени напоминает Толстой, подчёркивая его неготовность к браку и серьёзным отношениям. И если вчитаться в текст, можно обнаружить сходство между Алексеем Карениным и Алексеем Вронским, только один молодой и ещё иногда порывистый, а другой – уже зрелый человек. Однако в фильме Шахназарова и Вронский, и Анна лишились той безусловной харизмы, которой они обладают в романе. В Боярской есть необходимая сила духа и озорное обаяние, но, как уже говорилось, счастье ей почти не довелось сыграть, здесь её основная тема – разлом.

karenina3.jpg

Каренин часто оказывается самым цельным из экранизируемых героев романа. Именно в кино более очевидно его благородство и любовь к жене, отчасти потому, что ускользает некоторое самолюбование героя, которое отмечается в книге. Жаль немолодого скрытного Каренина Николая Гриценко в фильме Зархи, мудр и интересен Каренин Олега Янковского у Сергея Соловьёва (2009 год). Образ, созданный Виталием Кищенко в «Истории Вронского», отличается от литературного, но безупречен с точки зрения мастерства и содержательности характера. В нём есть и сила, и мужественность, и даже нежность. Он некрасив, белёсые глаза не очаровывают, но роскошный голос, интеллект и воля делают его достойным соперником более молодому и обаятельному графу. Каренин изо всех сил старается уберечь предавшую его жену от настоящей беды, выслушивая оскорбления, он не сдаётся и борется даже не за себя – за Анну, за её будущее. Каренин Виталия Кищенко, возможно, один из самых благородных Карениных нашего кинематографа. В ситуации, созданной в фильме Шахназарова, 30 лет спустя от Вронского узнаём, что Анна до сих пор его «держит» и что ему кажется, что она не умерла. Это наводит на мысль о его лёгком помешательстве; до этих слов казался совершенно вменяемым, хоть и с печальным опытом, человеком.

karenina2.jpg

Начинается обстрел лагеря, но Вронский не спешит эвакуироваться – вокруг всё рушится, а с ним ничего не происходит, как с заговорённым или проклятым. Кадры крушения вокруг Вронского в Китае перемежаются с апокалиптическим фрагментом – Анна едет на станцию, в истерике, в полубреду. Движение её кареты, вороного коня и возницы в чёрном замедлены и выглядят ирреальными, мистическими, как события могут восприниматься человеком в изменённом состоянии сознания. Эта сцена стилистически несколько выпадает из картины, больше напоминая мистическую часть «Мастера и Маргариты»..
Экранизации по романам Толстого – будь то «Война и мир» или «Анна Каренина» всегда много теряют в сюжете и не могут удовлетворить представлений читателей о произведениях. Рамочная конструкция в виде встречи сына Анны и Вронского на японской войне могла бы здесь быть, а могла бы и не быть – сюжет романа, дух истории Карениных, не изменился из-за такого ретроспективного взгляда. Этот подход интересен как опыт: при прочтении литературного произведения читатель почти всегда пытается додумать, достроить судьбу персонажей – как герои жили дальше, после момента окончания книги. Мало кто после прочтения книги не задавал себе вопрос – что стало с Вронским и Карениным, как сложилась жизнь детей? Шахназаров, с уважением к атмосфере романа, дал своё видение судьбы главных героев романа, но ушёл от темы счастья и несчастья, оставив только драматическую историю Анны Карениной и Алексея Вронского.

                                                                                                          Ирина Пекарская, арт-обозреватель
Новости