Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Николай Смелов. Парень с Северных Увалов

четверг, 06 сентября 2018
Николай Смелов. Парень с Северных Увалов
К 100-летию ВЛКСМ информационный портал СМИ44 публикует очерк Владимира Макарычева, написанный им на основе мемуаров Николая Анатольевича Смелова - одного из основателей Костромского землячества.


У входа в метро договорились встретиться после трехлетнего перерыва. Он долго болел… «Мне ведь восемьдесят два года», - в оправдание проговорил Николай Анатольевич, хитровато улыбнувшись. Только тогда я обратил внимание на бледное лицо с дряблой кожей, отсутствующий взгляд некогда выразительных глаз. Оказалось, после глаукомы и нескольких неудачных операций ослеп на один глаз. Прежнего весельчака и активиста выдавали губы. Узкие, волевые и не по возрасту озорные. Их уголки разгладились, сам он выпрямился и задорно проговорил, - «я еще на автомобиле сам езжу на дачу. С одним-то глазом. Только по прямой. Наизусть знаю все светофоры».

Он передал пятьдесят две страницы печатного текста воспоминаний. Прочитал в один присест. Фамилия, оказалась соответствующей. Смело шел по жизни паренек с Северных Увалов Кологривского района Костромской области! Увалы, это холмы, а северные – среднерусская тайга. Место знаменательно истоком реки Унжи, на водоразделе Северной Двины и Волги. Ручьи там текут в разных направлениях. До железнодорожной станции Мантурово 80 км или два дня на лошадях по разбитым дорогам. Электричество в деревни края провели лишь в конце шестидесятых годов. Глушь, одним словом. В половодье по Унже приходили к Кологриву баржи с продуктами и топливом. Основным занятием жителей являлась заготовка зимой леса, весной сплав его до устья Унжи. Бревна на берегу соединяли металлическими тросами и ивовыми прутьями. Получалась «сойма», плоты длинною в сто метров. В пятидесятые годы упростили работу. Бревна отправляли в самостоятельный молевой сплав. В год таким способом уплывало около 12 миллионов кубометров леса. Животноводством по серьезному занялись лишь при советской власти. При царе ценился индивидуализм. Потому и процветало бортничество, охота, рыболовство, отхожий промысел в крупные города на сезонную работу. Совсем, как сегодня.

 Родился Николай Смелов 8 февраля 1936 года в деревне Морхинино в семье тракториста. Летом сорок первого, после начала войны, чуть не лишился матери. Работала с отцом на тракторе в роли плугаря. На прицепе поднимала специальным механизмом вручную лемеха. Нечаянно упала на землю, и по голове прокатилось заднее колесо плуга. Перелом основания черепа и - на всю жизнь инвалид. С четвертого класса во время пашни и уборочной Николаю приходилось подменять отца на тракторе, работать за плугаря. Из двадцати деревенских мужиков с войны пришло лишь двое. То были тяжелые пятидесятые.

 Вылечил мать через десять лет, известный в области художник Ефим Васильевич Честняков. Жил в Шаблово, в двенадцати километрах от деревни Умра, где работал отец. По бедности не смог получить художественного образования. Ценил его самобытное творчество И.Е. Репин. Написал несколько детских сказок и сам их иллюстрировал. Наиболее известна «Чудесное яблоко». Помыкавшись по столицам, окончательно вернулся на родину и учительствовал. Областная интеллигенция и руководители считали его странным. Местные жители наоборот, боготворили. Называли Целителем. Вот к нему-то и направилась мать, взяв с собой одиннадцатилетнего сына. Ефим Васильевич погладил женщину по голове, проговорив, - «Не расстраивайся! Головушка твоя болеть больше не будет». Так оно и случилось. Запомнились юному Николаю красочные картины в ветхом домике художника: на полотнах много еды, фруктов и огромные красные яблоки.

 В 1954 году он поступил в костромской пединститут на исторический факультет. Здесь открылся талант общественника. Играл в самодеятельности на домбре и аккордеоне, волейбольной команде. В двадцать лет, на третьем курсе, отправили старшим отряда из 300 студентов на уборку целинного урожая в Павлодарскую область Казахстана. Доверяли члену вузовского комитета комсомола жизнь целого батальона. Если судить по армейским меркам. Вернулся с медалью «За освоение целинных земель», а ребята с хорошим заработком и квитанциями на получение полтонны зерна, которое выменивали на деньги. Студенты жили бедно: по квартирам, общежитий не хватало. Полноценным обедом питались не многие. В основном ограничивались винегретом и стаканом чая. Вечером сидели на картошке с молоком. Тянулись к культуре, как верному средству саморазвития. Вузовская стенгазета выпускалась длиною в несколько метров с фотографиями, статьями, стихами и карикатурами. Выстраивалась очередь из любопытных.
 Студенты ездили по деревням читать лекции по различным событиям жизни области и страны. В 1954 году Николай выступал с такой лекцией в деревне Власово Макарьевского района. Присутствовало 137 человек. Посмотрел статистику за 2018 год. Во Власово числится четверо жителей!

За активную жизненную позицию выбрали Николая освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ института. Перед самым окончание вуза в 1959 году первым секретарем Костромского горкома комсомола. В двадцать три года.
Я родился в городе Макарьеве в 1958 году, что на Унже. До призыва в 76 году в армию невольно варился в котле той жизни. Сравниваю свою юность со Смеловым и общего не нахожу. Лучше мы жили, сытнее. Не травились ядовитыми грибами от голода, не бросали карбид в чернильницы. Пользовались шариковыми, а не перьевыми ручками. Шалили, но уже были встроены в организацию октябрят, пионеров и комсомольцев которую для нас создало «поколение Смеловых». Помню, в школе комсомол агитировал работать в животноводстве. В Кострому выезжали на слеты добровольцев, сегодняшних волонтеров. Выдавали красные модные рубахи и зеленые студенческие куртки с эмблемами. Меня не агитировали по причине нежелания вступать в комсомол. Пугала суетой данная организация и участием в ней наглых и дерзких однокашников. В будущем, я единственный из прежних активистов выбрал профессию комсомольского работника. Сегодня пришло понимание: молодежь стремилась к достижениям и справедливому устройству общества. Мчались по инерции, заданной поколением комсомольцев пятидесятых. А в девяностые легко сошли с дистанции, не добежав до светлого будущего. Видимо, захотели ускорить приход лучшей жизни, но обманулись.

«На призыв комсомола пойти работать на село активно откликнулась молодежь предприятий, в основном те, кто пришел работать на производство из районов области», - отмечает бывший комсомольский городской вожак Николай Смелов о шестидесятых годах, - возвращались в родные села бригадами работницы Буйской и Галической швейной фабрики, «Искра Октября». Классами уходили выпускники средних школ районных городов работать животноводами».

Видимо, не все так хорошо было в городе бывшим селянам. Бытовая неустроенность, отсутствие перспектив в личной жизни. Квартиру получить или выйти замуж ткачихам было сложно в городах, где преобладало женское население. Многие работницы так и оставались в общагах до самой смерти. Бездетными и одинокими. В колхозах хоть и тяжелой ручной труд, но свой дом, родная среда. Будущих колхозников материально заинтересовывали, выдавая 100 рублей подъемных. Их возвращение совпало с усилиями государства по механизации сельского труда. С новой техникой на село пришли и женихи. В школах стали готовить шоферов и механизаторов. Лозунг «Каждому выпускнику школы специальность механизатора!» реально выполнялся. О разнообразности комсомольской работы яркий пример. Перед Днем Победы, на посевную, Николая командировали в Чухлому. Существовала традиция, на важные мероприятия направлять «смотрящих» из числа партийной и комсомольской власти. Николай, тогда двадцати восьмилетний секретарь обкома комсомола, вооружившись мелкокалиберной винтовкой рано утром, перед 9 мая, поехал на ток. С местным водителем настреляли с десяток тетеревов. Отдали их в райсоюзовскую столовку, а к вечеру в кругу ветеранов-фронтовиков и местной молодежи отметили праздник. Добытая областным функционером дичь прибавила авторитета местному комсомолу. Доходчивей звучали и лозунги о соцсоревновании. По сути, сегодняшняя конкуренция. Только не за деньги, а за общественное признание! Из добившихся авторитета, за счет добросовестного отношения к работе, избирались народные депутаты. В том числе из «ударников коммунистического труда» и победителей «ленинского зачета». Отличившихся «на земле» выдвигали в комсомольские секретари предприятий. Именно из них готовились будущие партийные и хозяйственные кадры.
Социальный лифт отличался доступностью и справедливостью. Валентина Терешкова, яркий тому пример: из секретаря комсомольской организации ярославской ткацкой фабрики до космонавта! А Прасковья Андреевна Малинина, основатель костромского колхоза «12-го Октября», дважды Герой Социалистического труда! Бывшая батрачка, имевшая три класса образования, доросла до депутата Верховного Совета РСФСР . Не без ее личного участия в 1944 году в «Караваеве» выведена знаменитая костромская порода. Ее корова по кличке «Послушница» надоила в один год 16 тонн молока!

 Смелов отмечает человечность тогдашних руководителей. Так, 1-й секретарь обкома партии Леонид Яковлевич Флорентьев никогда не повышал на провинившегося голос, а предлагал исправиться, перейдя на другую работу. При выходе на пенсию, в собственном доме Прасковьи Малининой сделали музей, а ее переселили в новую квартиру. Вспомнил я встречу с первым костромским губернатором, в прошлом Председателем Костромского областного совета народных депутатов Валерием Петровичем Арбузовым. В середине девяностых пригласившим меня в свой кабинет выслушать мнение капитана третьего ранга о возобновлении военно-шефской работы. Запросто, за чашкой крепкого чая. Смелов тогда являлся его помощником в Совете Федерации. Формы работы с населением использовали самые простые. Без помпы занимались с молодежью. Не убирали с улицы, не пугали запретами, а организовывали в естественной ребячьей среде работу. При домоуправлениях создавали сводные пионерские отряды, на лето на улицах ставили «пионерские будки», с вожатыми ходили в походы по родному краю, зимой проводили «Зарницу».
«Смысл, - как метко отмечает Смелов в своих записках, - в передаче младшим октябрятам от старших пионеров товарищеского отношения друг к другу». Обратил внимание в записках Смелова на особую роль бывшего советского премьера Н.А. Косыгина в создании промышленности на моей малой родине. Николай Алексеевич часто здесь бывал. Мост через Волгу с его помощью построили, судоремонтный, моторный заводы. Злые языки связывают такую заботу к отсталому сельскохозяйственному региону с любовью премьера к Прасковье Малининой. Флорентьев рассказывал, как стал свидетелем совещания в обкоме партии в присутствии Косыгина, - «записку для нее написал во время заседания и попросил меня передать. Потом передумал и забрал записку. После собрания сам поехал осматривать малининский колхоз миллионер». Почему нет? Ничто человеческое коммунистам было не чуждо. Смелов же прожил с женой Натальей пятьдесят девять лет. То своя история любви и верности. Она так же выпускница костромского педа. Николай Анатольевич в начале шестидесятых избирается вторым, а вскоре первым секретарем обкома комсомола. В 1965 году его переводят в Москву. Заместителем заведующего Отдела сельской молодежи ЦК ВЛКСМ. Это был уровень сопоставимый с современным президентским кадровым резервом.

Я не ставил целью рассказывать биографию Николая Смелова. Постарался напомнить теперешней молодежи, какие задачи решали комсомольские кадры. Кем они были на самом деле. В большинстве своем выходцами из простого народа, смелыми и ответственными. Как Николай Смелов, парень с Северных Увалов.


                                                                                     Владимир Макарычев, 3 сентября 2018 г.
Новости