Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Костромских самых юных театралов в сентябре развлекал Московский государственный театр кукол

понедельник, 11 сентября 2017
Костромских самых юных театралов в сентябре развлекал Московский государственный театр кукол
С 5 по 10 сентября на сцене Костромского театра кукол самых юных театралов развлекал Московский областной государственный театр кукол.
Москвичи показали в рамках «театра на подушках» давно ставшую неотъемлемой частью нашей культуры «Муху-Цокотуху» и чуть более взрослых ребят побаловали сказкой по мотивам голландской писательницы Анни Шмидт «Принцесса Крапинка» в инсценировке Валерия Бугаева.

Ещё лет 20 назад выступление артиста-кукловода перед ширмой, личное участие кукловода в сюжете постановки казалось чем-то необычным, сегодня - в порядке вещей. Обе представленные сказки – это спектакли-рассказы, притом не всегда куклы здесь – главные. Скорее, они становятся непременным элементом игры – структура постановок имитирует детские игры.

«Муха-Цокотуха» в постановке режиссёра Натальи Мирной рассчитана на детей от 7-8 месяцев, поэтому фойе превратилось в зрительный зал, а места заменили подушки на ковре. Не все в Костроме ещё слышали про такой бэби-театр, хотя в репертуаре костромского коллектива он тоже есть.
Оформление московской «Цокотухи» лаконично, цвета используются чистые, яркие – жёлтый, голубой на фоне белого, а куклы-персонажи сделаны, а порой и создаются прямо на глазах у зрителей, из того, чем мечтает играть каждый малыш – из посуды. В ход пошли ложки, венчики для взбивания, кастрюльки, турка, дуршлаг и тому подобное. Но все эти предметы самые простые, без украшательств, получается стильно и с юмором. Такое представление также учит родителей дополнительной образности, демонстрирует, что рассказать сказку можно не только словами, а набор кухонных шумовок или связка прищепок легко превращается в театр, ведь дети любят такую условность.

21586348_1673067909404154_1694977732_n.jpg

Артисты Станислав Фролов и Марина Романова обыгрывают текст Чуковского, заменяя фразы, ожидая реакции зрителей: «Пошла Муха на базар и купила…таз». Некоторые малыши негромко выкрикивают – «Самовар!», но им опять предлагают неправильную версию – выносят кастрюльку, от чего юные зрители начинают немного ёрзать и беспокоиться. С одной стороны, их радует узнавание знакомого текста, а с другой они начинают сомневаться в самих себе. Были бы ребята постарше, может быть, они бойчее вступили бы в спор с артистами, но для малышей досадикового возраста робости добавлял и стресс от непривычной ситуации, когда вокруг много людей. Весь текст «деконструируется», строчка за строчкой, даже меняется стихотворный ритм. Но исполнителям важнее как раз не ритм стихотворения, лёгшего в основу, а имитация общения, игры. Получается жонглирование фразами а-ля сочинение сюжета по ходу, как это делают маленькие дети, едва научатся говорить. Одной из целей этой игры, безусловно, является бόльшая вовлечённость маленьких зрителей в действо, их соучастие, договаривание, доозвучивание всем хорошо знакомого текста.
Другой аспект – наряду со следованием знакомому, включить элемент неожиданности, спонтанного творчества. И это очень важный момент – показать детям право на самостоятельное преобразование мира, его переосмысление. В финале малышам артисты позволили ворваться в сценическое пространство и отыграть партию ударных инструментов на тазах, кастрюльках и что там еще было, так громко, как это только возможно. Мама бы, наверное, не разрешила, а театр может себе позволить исполнить детские мечты.

21584857_1673067912737487_1673285581_n.jpg

«Принцесса Крапинка» в постановке Павла Акинина так проста, что понятна даже самым маленьким. Она проходила на основной сцене театра. Красивые, со вкусом сделанные декорации – треугольная подставка-шкафчик с вращающейся столешницей-маховиком, несколько деревьев, никаких кричащих, грубых цветов, костюмы артистов стилизованы под народные голландские одежды (художник – Любовь Волосецкая).
Основные куклы Король, Королева, Принцесса, Принц – так называемые планшетные, они ставятся на поверхность, красивые, из числа тех, которые сразу вызывают симпатию. Они оживляются тем, что ручки у них не кукольные, а в прорези их плащей вставляются ладони кукловодов. Только колдунья здесь – мимирующая, т.е. рука артиста вставлена в голову куклы, благодаря чему он может её мягкой рожице сообщать забавную мимику – как в популярном некогда Маппет-шоу.
С самого начала первым планом в постановке выступают межличностные отношения не кукол, а кукловодов, артистам Станиславу Фролову и Юлии Курляндцевой даже иногда удаётся обмануть взрослых зрителей – так порой реалистично, личностно-окрашенно под маской персонажей выглядят их диалоги. Они спорят и иронизируют, отстаивают свои позиции ради отстаивания, как маленькие дети в группе, но при этом они не изображают детей. А вот куклы здесь напрямую общаются между собой меньше, чем артисты.
Эта постановка так же, как и «Муха-Цокотуха», является имитацией детской манипуляции куклами, игрушками, куклы выступают не как самостоятельные персонажи, а как выражение «Я» кукловодителя и иллюстрация к рассказу.


                                                                                                       Арт-обозреватель – Ирина Пекарская
                                                                                                       Фото Костромского театра кукол
Новости