Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Чекистская история глазами ее непосредственных участников

вторник, 31 октября 2017
Чекистская история глазами ее непосредственных участников
Вышел в свет двадцать второй том собрания сочинений Владимира Догадкина.
Это третья, завершающая книга «Чекистского сборника», посвященного предстоящему в декабре 2017 года, столетнему юбилею органов ВЧК-КГБ-ФСБ.

Соавторами трилогии стали более 10 костромичей - ветеранов органов государственной безопасности.

 В третьем томе в основном представлены уголовные дела и чекистские истории последнего десятилетия. Одно из ярких повествований относится к 80-м годам прошлого века. Это расследование, так называемого, бриллиантового дела на смоленском заводе «Кристалл». Участие в нем принимал следователь УКГБ по Костромской области Б.П. Кабаков, находившийся в смоленской командировке около двух лет. Он же, еще при жизни, поделился своими впечатлениями от этого громкого дела. Только один из антигероев этого расследования Куртенков, которого «вел» Кабаков, похитил с завода 142 бриллианта общей стоимостью более 4 миллионов рублей. Чтобы представить масштаб цен того времени, приведем лишь одну цифру. Самая престижная советская автомашина тех лет «ГАЗ-24» стоила всего лишь 10 тысяч. По делу было осуждено 28 человек. Результаты этого расследования Ю.В.Андропов, будучи Председателем КГБ, докладывал на политбюро ЦК КПСС. Его информация шокировала присутствующих. Особенно был возмущен предСовмина А.Н.Косыгин. Его возмущение выразилось примерно так: «Смоленская фабрика была кошельком страны, а он оказался дырявым».

Своеобразным напоминанием о 90-х годах являются публикации, подготовленные на волне гласности тех времен. Это был чуть ли не первый опыт подобной открытости в деятельности органов государственной безопасности и, в частности, костромского управления. Например, о визите в Кострому легендарного разведчика Кима Филби вспоминает А.И.Пучков. Чекист-ветеран А.М.Карамышев повествует о послевоенном розыске немецкой агентуры. Розыскник Ю.Н.Чикалев рассказывает о своем участии в поимке могилевского монстра – серийного убийцы Михасевича, на счету которого было 36 убийств молодых женщин.
Остальные материалы сгруппированы по двум направлениям - борьбы с терроризмом и экстремизмом и противодействия наркобизнесу.
 В частности, все три материала по экстремизму довольно яркие. Надо ли, подробно расписывать, какие злодеяния могли быть устроены с использованием девяти килограммов тротила, который в виде 25 толовых шашек пытались продать местные дельцы от незаконного ружейного бизнеса. Их преступные намерения были своевременно пресечены чекистами.
Совершенно новые вызовы в аспекте экстремизма бросила современность в виде исламского терроризма. Обстановка в данном аспекте иллюстрируется на двух параллельных сюжетах: московском – с Варварой Карауловой и костромском – с семейной четой Ванько (фамилия по известным соображениям изменена), пытавшейся уехать в Сирию для участия в боевых действиях на стороне ИГИЛ. Причем, данный факт неопровержимо свидетельствует, что исламская обработка проникла даже в самую глубинку костромской провинции.

Весьма необычной окраской преступного деяния представлен материал «Соловей-разбойник». Речь пойдет об экстремизме, ответственность за который предусмотрена соответствующим Федеральным законом № 114 от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности». В частности, о возбуждении социальной и национальной розни; пропаганде исключительности или неполноценности человека по тем же признакам; публичных призывах к совершению насильственных действий на основе национальной неприязни и т.д. Пожалуй, это один из немногих, если не единственный случай привлечения к уголовной ответственности с подобной окраской за десятилетия последнего времени.

Чекистские истории и воспоминания в «Сборниках» перемежаются иллюстрациями из личных фотоальбомов авторов, как правило, с коллективных спортивных или военных мероприятий, сохраняя, таким образом, память о большей части личного состава Управления конца ХХ века. Аналогичным образом скомплектованы и два предыдущих тома «Сборника». В первом из них размещена большая повесть «Излучины», одного из ведущих костромских контрразведчиков В.Г.Лаврова. Во многом в автобиографическом повествовании излагается непростой путь автора от начинающего чекиста до старшего офицера, а в последующем и полковника органов безопасности.

Подполковник в отставке В.П.Воробьев рассказывает о «шпионской истории» на заводе «Мотордеталь», объектом которой стал бывший офицер дивизии ракетных войск стратегического назначения. Последний, имея во время службы допуск к секретам, пытался инициативно предложить свои разведывательные услуги шефу американских специалистов, работавших на названном предприятии. По итогам проверки объекту объявлено официальное предостережение.

dogadkin3.jpg

В двух повествованиях В.И.Догадкина излагаются разновременные события. В первом, воспоминания о работе, так называемой, «пятой линии» – это по семидесятым годам прошлого века. А во втором, документальные материалы по реализованному Управлением ФСБ в 2014 году уголовному делу на преступную группу, занимавшуюся «торговлей живым товаром» - поставкой женщин в страны Западной Европы. По делу выявлено и исследовано около трех сотен преступных эпизодов, установлены десятки потерпевших. К уголовной ответственности привлечено семь человек.
Во втором томе «Чекистского сборника» представлены четыре уголовных дела, из них одно УВД-эвское (наши подключались на предмет возможной контрабанды икон за границу) и три, возбужденные следственным отделением УФСБ, в том числе, в последние годы. Открывает книгу повествование «Рублевская икона», о преступной группе костромичей, сорганизовавшейся для краж икон из местных церквей и активно действовавшей в начале 80-х годов прошлого века. Описываемые события относятся к 1983 году, когда «клюквенный» промысел, как в целом по Советскому Союзу, так и Костромской области, получил особый размах. Вот и наши «герои» обокрали не менее двух десятков церквей и только официально им инкриминировано одиннадцать краж. В том числе, в ночь на 17 апреля 1982 года ограблена церковь в деревне Любовниково Костромского района, из которой в числе других похищена Игрицкая икона, вторая по значимости религиозная святыня костромской земли (после Феодоровской богоматери). С тех пор о ее судьбе ничего не известно. Игрицкая икона писана с двух сторон, при этом «Никола Чудотворец» относится к 14 веку, а «Богоматерь Одигитрия» к 17 столетию и, по мнению специалистов, принадлежит школе ведущего костромского иконописца тех времен Гурия Никитина. Даже по восьмидесятым годам прошлого века икона оценивалась в 60 тысяч рублей, а в качестве показательного сопоставления напомним, что за эти деньги в те времена можно было купить 6 автомашин «Волга». По судебной версии икона была похищена по заказу и продана неустановленным жителям города Москвы. Однако в процессе оперативных мероприятий по одному из главных фигурантов, уже отбывавшему четырнадцати летнее наказание в колонии №1, получена информация, что им изыскиваются возможности для вскрытия тайника, оставшегося на свободе. А в тайнике хранятся похищенные церковные ценности из драгоценных металлов и одна из икон, приписываемая кисти Андрея Рублева. Поскольку, по мнению искусствоведов, рублевских икон на костромской земле не фиксировалось, резонно предположить, что речь шла об Игрицкой иконе (по «Николе Чудотворцу» соответствующей рублевским временам) и то ли по незнанию, то ли умышленно приписываемой Рублеву. Именно в этом и состояла главная интрига информации, из-за которой к разработке подключались органы КГБ.
 С 25 августа 2013 года вступила в действие статья 243.2. УК РФ, призванная положить конец беспределу «черных копателей». Данной статьёй установлена уголовная ответственность за поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения (открытого листа), повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя. Апробировать ее в оперативной и следственной практике костромским чекистам довелось одними из первых в России. А поскольку речь шла об историческом селе Бушнево Антроповского района (в дореволюционные времена Чухломского уезда), известном с шестнадцатого века и ранее описанном в изданиях автора, то настоящее повествование является как бы продолжением предыдущей истории. А величественность бушневских храмов, даже в руинированном состоянии поражает и сейчас. Особенно для человека нового в этих местах и не видевшего их ранее. Когда за многие километры от жилых мест, среди лесов и зарастающих полей, вдруг возникают перед взором величественные архитектурные сооружения. Исторический аспект невольно отвлекает даже от самой чекистской истории. Хотя она тут же налицо, почти все прилежащие к храмам территории срезаны под бульдозер, фактически до церковных стен, варвары не пощадили даже кладбище, гранитные надгробия и мраморные доски с могил валяются тут же. Пресечь это варварство довелось в самый разгар «поисковых» работ. Два последующих уголовных дела по «Костромаавтодору» и «Костромакоммунсервис» посвящены теме казнокрадства. Здесь и популярные тендеры с одним заказчиком, и всевозможные «откаты» доходящие до 15% от государственного заказа и все остальное прочее, о чем практически ежедневно говорят по телевидению, а ситуация фактически не меняется.

В книге дается повествование В.И.Догадкина об американо-английской операции «Голд» или в советской терминологии - «Берлинский туннель». Поскольку говорить о противоборстве спецлужб по Западному Берлину, и не рассказать о самой громкой и скандальной разведакции было бы просто неправильно. А заключалась она в том, что по инициативе ЦРУ США из Западного Берлина был прорыт полукилометровый туннель к кабельным коммуникациям советских войск в Восточном Берлине и осуществлено соответствующее подключение. Подслушивание телефонных разговоров и перехват телеграфных сообщений осуществлялись около года. Но главная интрига заключалась в том, что замысел противника стал известен советской разведке еще до его практической реализации. О нем своевременно информировал КГБ СССР наш легендарный разведчик Джордж Блейк.

Не менее интересные истории содержатся и в ранее вышедших томах данного автора. В пятом томе «Чекистские записки» рассказывается о противоборстве чекистов и абвера (немецкой военной контрразведки) в годы войны. Эта операция, в форме радиоигры с противником, началась в 1943 году и продолжалась два года. По ее итогам обезврежено 12 агентов-диверсантов, заброшенных на нашу территорию фашистским разведподразделением «Цеппелин-Норд», не допущено ни одной более-менее значимой диверсии или террористического акта. У диверсантов изъяты сотни мин, полторы тонны взрывчатки, полтора миллиона советских рублей, большое количество огнестрельного оружия и боеприпасов. И таким образом крупнейшая диверсионная операция «Волжский вал», разработанная «Цеппелином», как подразделением Главного управления имперской безопасности (РСХА), и проводимая в конце 1942 - начале 1943 года, сорвалась в целом. Целью этой операции было нанесение ударов и разрушение заброшенными в советский тыл диверсантами, коммуникаций, связывающих Урал, Сибирь, Среднюю Азию и другие тыловые районы с фронтом. В частности, планировалось вывести из строя железнодорожные мосты через Волгу и другие реки, провести диверсии на важных оборонных предприятиях. Все эти немецкие планы были своевременно предупреждены.
 Следует отметить, что к сфере деятельности 5-х подразделений относилась также борьба с преступлениями против государства, и, прежде всего, с антисоветской агитацией и пропагандой (статья 70 Уголовного кодекса РСФСР). Именно по этой статье было квалифицировано преступление, совершенное в январе 1971 года. В частности, в Костроме организован взрыв у здания горисполкома и горкома КПСС. По тем спокойным временам это было событие неординарное даже в масштабах СССР. Да к тому же произошло оно перед очередным съездом КПСС. В данном случае органам безопасности представилась возможность проявить свой профессионализм, и они это сделали. Преступника Кочетова удалось разыскать и изобличить. В рамках пятой линии также рассказывается о Бабицком, как об одном из участников демонстративного диссидентского «сидения на парапете Лобного места» на Красной площади 25 августа 1968 года («Щелыковский отшельник»). Как известно сия крамольная акция, была проведена в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию, с участием семи человек, и с подключением иностранных СМИ, получила международный резонанс. Бабицкий был осужден к трем годам ссылки, которые отбывал в Коми АССР, а в последующем, поскольку ему запрещалось проживать в Москве, был приглашен Бочковым в Щелыково. Так и оказался на костромской земле.

«Восьмым чудом света» иногда справедливо называли знаменитую Янтарную комнату из Екатерининского дворца в Царском Селе, вывезенную фашистами в годы войны и не разысканную до сих пор. Соприкоснуться с мероприятиями по ее розыску довелось также в органах безопасности. И связаны они были с П.А.Кульженко, работавшей в пединституте, а в годы войны пособничавшей немцам в Киеве и сопровождавшей вывоз из него музейных ценностей. Именно на этой дорожке и пересеклись ее пути с доктором Роде в Кенигсберге, где наряду с другими реликвиями находилась и Янтарная комната. А затем бесследно исчезла. Еще одно чекистское расследование связано с бывшим доцентом пединститута Гидони, склонившим из антисоветских побуждений свою супругу Румянцеву к невозвращению из-за границы. Она не вернулась из турпоездки в Италию в октябре 1973 года. Это было единственное уголовное дело своего рода. Ведь измена родине в форме невозвращения из-за границы была в числе одной из первых статей особенной части Уголовного Кодекса.

dogadkin4.jpg

В «Записках чекиста» (том 7) с предельно возможной откровенностью рас-сказывается о деятельности чекистов, как в недавнем прошлом, так и в настоящее время. По мере возможности, материалы расположены в хронологической последовательности, начинаются с Великой Отечественной войны и необычной истории об интернировании из Советского Союза немецкого посольства. Волею судеб с 24 по 30 июня 1941 года фашистские дипломаты, во главе с профессиональным разведчиком Шуленбургом, находились в Костроме. Их должны были обменять в Турции на более чем тысячу советских дипломатов и специалистов, оказавшихся на момент начала военных действий в Германии. Исключительно острая военная ситуация с обменом посольств, усложнялась интригой вызволения из плена старшего сына Сталина – Якова, которого предполагалось вывезти из Германии вместе с советской колонией. Информация дается с учетом новых версий, предложенных к семидесяти летней годовщине этих событий. В материалах «Пианист Рамзая» излагаются некоторые новые детали дея-тельности легендарного советского разведчика Рихарда Зорге, почерпнутые очевидцем (Н.В.Щеваевым), из непосредственных бесед с его радистами Максом и Анной Клаузен, во время служебной командировки в ГДР.

Чекистскую тематику в книге 10 продолжают еще два повествования. Первое из них рассказывает о хитроумно задуманном «абвером» покушении на Сталина в конце Великой отечественной войны. Особый колорит этому событию придает то, что тщательно подготовленное (с участием самого Скорцени) покушение, было предотвращено на самом начальном этапе нашим земляком, чекистом Федосеевым, являвшимся в те времена начальником Кармановского РО УНКВД Смоленской области. При этом террорист Таврин имел на вооружении полный и самый современный, по тем временам, арсенал для покушения на советского вождя: от реактивного бронебойного устройства «панцеркнаке», размещаемого в рукаве одежды и пробивающего броню до 40 мм, магнитных мин большой мощности, приводимых в действие радиоимпульсом с расстояния в два километра, до пистолетов с отравленными пулями. И за линию фронта был доставлен на самолете «Арадо-232», специальной конструкции, т.н. многоножке, имевшей 11 пар колесных шасси, способном приземляться даже на болото и другие неприспособленные площадки. Это было последнее слово фирмы «Мессершмитт». А наш скромный герой Клавдий Федосеев, непосредственно задержавший Таврина на пути к Москве, после войны проживал в Костроме, на ул. Подлипаева. К сожалению, застать его в живых автору не довелось.
 В томе 11 чекистские истории представлены материалами из «лихих девяно-стых» годов. Организованные преступные группировки возникали и росли как на дрожжах, облагали данью торговые и прочие доходные организации, враждовали и уничтожали друг друга, как в борьбе за сферы влияния, так и на почве соперничества лидеров. Разборки между ними устраивались не менее кровавые, чем в свое время гангстерские бойни в США. И не случайно одну из этих историй, имевшую место в восточной столице нашей губернии – Шарье, автор назвал костромским Чикаго. Когда только в результате разовой разборки было убито пять человек (все с одной стороны), а фактически расстреляны. Такого в истории Костромской области еще не было. Другая чекистская история о первых фактах коррумпированности в органах милиции, порожденных именно тенденциями нового времени и постсоветской эпохи, когда «деньги и обогащение любой ценой» начинают захватывать и офицеров правоохранительных органов. Речь идет о вымогательстве взятки за прекращение материалов по наркотикам. При этом сотрудник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) задерживается с поличным при получении 60 тысяч рублей. И, как настоящий рэмбо, за преступными деньгами идет с табельным пистолетом в подмышечной кобуре и с патроном в стволе. То есть, готов в любой момент использовать оружие. Это уже последствия новой морали!
Таков, почти полный перечень чекистских историй, изложенных в собрании сочинений из 22 томов Владимира Догадкина, изданных за последние десять лет.
Новости