Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Костромскому камерному драматическому театру под руководством Бориса Голодницкого исполнилось 20 лет

пятница, 29 июня 2018
Костромскому камерному драматическому театру под руководством Бориса Голодницкого исполнилось 20 лет
Костромской муниципальный камерный драматический театр под руководством Бориса Голодницкого отмечает свое двадцатилетие.

Сегодня по случаю юбилея в театре состоится торжество – награждение артистов и сотрудников Благодарственными письмами и Почетными грамотами.

Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин направил костромской труппе приветственный адрес, в котором отмечается, что все эти годы не прошли впустую, поставлены замечательные спектакли.
 «Мои дорогие! Я желаю вам не останавливаться, продолжать свои поиски, делать открытия, побеждать и постигать новые театральные тайны, а их бесконечное множество. Успеха, удачи, воплощения всего задуманного!»,- обратился к коллективу Камерного драматического театра Александр Калягин.

Сегодня артисты представят одну из самых сильных и впечатляющих работ этого сезона спектакль «В джазе только девушки».  А премьерный выход труппы Камерного драматического театра состоялся 2 января 1999 года сценической версией романа-сказки Юрия Олеши «Три толстяка». Своей постоянной сцены у театра в те годы не было. Спектакль при большом аншлаге с настоящими гимнастами и большой слонихой Чаной играли в Костромском цирке. Шли постановки и на сцене ДК «Патриот», «Текстильщик», в Кукольном театре и даже в ресторанах – спектакль «Хочу Паворотти!» играли в известных тогда «Парусе» и «Пале».

Камерный драматический театр был основан в 1998 году по инициативе главы самоуправления Костромы Бориса Коробова. Основателями театра стали Борис и Ольга Голодницкие. Буквально через год молодой, делающий первые шаги, театр принял участие в Международном фестивале в г. Тампере (Финляндия). Постановка «Маленький принц» по повести Антуана де Сент-Экзюпери была признана «спектаклем европейского уровня», а исполнитель маленького принца Станислав Голодницкий удостоен Гран-при этого фестиваля.

Сегодня в репертуаре спектакли для взрослых и подростков, лёгкие комедии с элементами клоунады и трагедии, постановки романтические и остросоциальные, карнавально-костюмные, символистские и бытовые. А двадцать лет назад все было совсем непросто, вспоминает Борис Голодницкий. «Сначала мы три года располагались в совершенно холодном, необорудованном, бывшем кинотеатре «Дружба». Потом перешли в здание на улице Симановского. Это бывшие ресторан «Волга». Тоже совершенно неприспособленный под театр. В моем кабинете, например, был колбасный цех. Рядом - коптили кур. В помещении, где сейчас существуют актеры, были производственные площади, где должны были мыть тарелки, вилки, ложки. А где сцена - прежде проводились то сельскохозяйственные выставки, то выставки мебели. У нас не было практически никакой аппаратуры, только кассетный магнитофон «Юпитер». Спектакль «Маленький принц» рождался с этим магнитофоном, «Во имя любви» тоже».

 То, что произошло зимой 2017 года, в театре называют чудом. Когда Костромской камерный драматический театр вошел в проект «Малые города России» и когда провинциальные театры, в соответствии с программой Министерства культуры РФ и партии «Единая Россия», стали получать федеральное финансирование. Шесть с половиной миллионов рублей в театре Голодницкого - теперь это новые свет, звук, зрительный зал и новые планы.
Борис Голодницкий, художественный руководитель Костромского камерного драматического театра:
У нас никогда не было богатого театра. В этом году, наверно, произошло чудо. Представляете, на эту сумму мы создали новый свет интеллектуальный (сейчас все вращается, поворачивается, направляется), оборудовали свою новую студию звукозаписи, приобрели пульт с панорамным звуком внутри зала, радиомикрофоны, новые швейные машины, новый линолеум и стулья в зрительный зал. К сожалению, супруга ушла из жизни, не дожив до этого праздника, до этого подарка.

Костромской театр даёт более 200 спектаклей на своей площадке, выпуская ежегодно до шести премьер, а также много гастролирует. Его афиши можно встретить в Москве, Орле, Череповце, Липецке, Тамбове, Воронеже, Йошкар-Оле и других российских городах. Коллектив – лауреат многочисленных престижных фестивалей, проходивших не только в России, но и в Финляндии, Германии, Австрии и на Кипре.

golodnickii.jpg
По просьбе информационного портала СМИ44 бессменный руководитель театра Борис Голодницкий оглянулся на 20 лет назад…

Сцена не прощает холодного сердца
Сцена не прощает безразличия и холодного сердца. Неряшливости внутренней человеческой. Артист может быть не совсем профессиональным, но за ним должно быть интересно наблюдать. Он – не сухой, не мертвый, у него нет рыбьего глаза такого вот замутненного. Артист – это человек, который отдает себя, свою эмоцию в зрительный зал. Это большое качество – жить ярко, мне кажется, сцена не прощает, когда тускло.

В 8 лет я начал писать большое полотно «Кровавое воскресенье» и уже 38 лет живу, как театральный художник
Я родился в 1959 году в Киргизии, город Фрунзе. Моя детская память говорит о том, что я хотел быть клоуном. Мне всегда хотелось выступать. И я много читал, выигрывал какие-то конкурсы чтецов. А еще рисовал. Помню, в 8 лет посмотрел «Кровавое воскресенье», на маленьком черно-белом телевизоре. Оно меня очень потрясло и я попросил отца купить 8 листов ватмана. Мы их склеили 2 на 4 листа и я начал писать большое полотно. Называлось оно «Кровавое воскресенье». Его тогда из дворца пионеров на Всесоюзную выставку отправили «Я вижу мир» и даже в буклете напечатали. Но во дворце рисованием я заниматься не стал. Педагог мне начал ставить птичку рисовать, яблоко парафиновое, кувшин. Это я не хотел рисовать. После 9-го класса втайне от родителей забрал документы из школы и поступил в художественное училище на оформительское отделение. Там уже увлекся театром, оформлял студенческие спектакли. Так все соединилось – рисование, чтение, сцена, театр. Потом закончил театрально-художественный институт и уже 38 лет я живу как театральный художник.

Зритель сегодня требует комедии
Вот на что нацеливать спектакль? Как соединить интерес зрителя и свой режиссерский. Дешевого драматургического материала очень много. И на громкие названия зритель очень активно идет, касса заполняет зал мгновенно. Мы видим историю на гастролях. У нас есть спектакль «Осторожно, женщины!», он продается влет, просто по одному названию. И театры, которые принимают нас, они просят: независимо от того драма это, трагикомедия, водевиль или монодрама, на афише писать просто комедия.

Вдохновение, да, конечно, оно может ходить на работу

Да, может. По другому невозможно. Это раньше было министерство, которое требовало поставить один спектакль про колхозниц, второй про рабочих - сталеваров, третья тема - про Владимира Ильича Ленина. И ты был обязан. Сейчас же никто не принуждает. Говорят: «Пожалуйста! Выбирайте сами, вы свободны». Поэтому ты же сам выбираешь то, с чем будешь работать. Ты должен болеть этим, тебе это должно быть небезразлично. То есть ты не просто так пришел и объясняешь, внедряешь бациллу своего вдохновения в коллектив, который должен заболеть этим вдохновением и создать спектакль.
Режиссеру или художнику нужно имеет определенное эмоциональное здоровье, которое может дать это вдохновение.
Другое дело война. Недавно я готовил концерт Клавдии Ивановны Шульженко. Она за год дала более пятисот концертов. Представляете, 365 дней в году, а у нее более пятисот концертов в Великую Отечественную войну. Время тяжелое, фантастически трудное, когда надо ездить под бомбежками, под пулями, петь. Петь смой, без радиомикрофонов, без усиления, без бэк-вокала, без подтанцовки, на грузовике или на полянке, в холод, в зной, как есть - пой. Такая вот история - сражается человек с войной.

Можно было бы 250 тысяч раз уже сбежать и сказать: все не хочу! Но в меня же поверили
Почему не отпускает Кострома

Мы приехали с супругой в Кострому в 1993 году, сначала и пришли работать в театр Островского. Я был главным художником, Оля была актрисой. Это было вдохновенное такое время, были созданы «Белые ночи», «Дорогая Памела», «Лес» Островского, «Русская забава» Писемского. Я действительно создал массу спектаклей, которые для меня определенным образом в творчестве стали очень главными в Костроме. Потом мы на какое-то время уезжали в Йошкар-Олу.
В Кострому нас через три года вернул Борис Константинович Коробов, дав Устав и печать театра. Может быть, я очень советский человек по своим внутренним каким-то понятиям или мозгам, отвечающий за результат данного тебе дела Просто тебе дали Дело. Поверили, что ты можешь это сделать. Можно было наверно 250 тысяч раз уже сбежать и сказать: все не хочу! Мне кажется, большая психическая задержка здесь произошла внутренняя, вложенная еще Коммунистической партией Советского Союза пионерским галстуком, октябрятским значком и комсомольским билетом. Я привык так жить и так работать, не убегать от сложностей. Для нашей семьи это всегда так было и есть.
Почему не отпускает Кострома? Сейчас думать о том, чтобы ухать из Костромы, я не представляю даже. Моя память уже здесь живет. Когда мы с супругой обсуждали планы по переезду в Кострому, я говорил: «Я же никогда не был директором. Я – театральный художник. Зачем мне все это надо?». Она мне тогда ответила: «А ты попробуй не спорить с директорами. Потому что директора - это твоя смета. Это те деньги, которые могут быть уложены в спектакль. Твоя фантазия выше этой сметы, ты попробуй теперь сам все это сделать. Ты будешь бороться сам с собой, изобретать, придумывать что-то. Вот собственно что мы и делали все эти годы».

Чтобы эти 20 лет не прошли даром
Говоря о двадцатилетии театра, мне бы хотелось, чтобы у нас появились такие условия, чтобы мы понимали, что эти 20 лет не прошли даром. Для театра не прошли, для города, для супруги, которая ушла из жизни, не прошли даром.
Сейчас театру нужно дать возможность по настоящему встать на ноги. И это моя мечта – чтобы у театра было свое здание. Не приспособленное, а свое, отдельное. Не с залом на 80 мест, для театра это мало, а чтобы 150 – 200 зрителей могли прийти на спектакль. Сделать трансформирующейся зал, удобные подъезды, большие костюмерные, помещения для декораций.
 Мне хочется фундаментально увидеть то, ради чего меня сюда пригласили. Тогда бы я мог сказать: я создал в Костроме камерный театр.
Новости