Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

О заимствованиях в русском языке

среда, 26 октября 2016
О заимствованиях в русском языке
В Костроме состоялся Круглый стол на тему «Современный русский язык: в плену заимствований».

Его организаторами выступили Костромское областное отделение Общество «Знание» России и комиссия по молодежной политике и спорту региональной Общественной палаты.

С докладом выступила ведущий научный сотрудник Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Александра Ольховская.
Александра Ольховская, ведущий научный сотрудник Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина:
Начиная с 80-ых годов, русский язык изменяется настолько быстро, что в обществе возникает тревожное, порой паническое настроение. Всё чаще говорят о порче, о гибели русского языка, особенно болезненным является такие темы: язык интернета, распространение брани, злоупотребление заимствованиями, жаргонизмами и просторечными словами. При этом проблема заимствований по степени занимает первую позицию в приведенном списке.
Действительно, заимствованных слов в русской речи в последнее двадцатилетие стало так много, что просто невозможно не обратить внимание. Конечно, заимствование бытовало и в советскую эпоху, здесь можно вспомнить такие слова: дефицит, пионеры, коммунизм и пролетариат. Но, по сравнению с тем, что мы видим сегодня это в таком количественном соотношении – это ноль. Трейлеры, синглы, блоги, гаджеты, айфоны, девайсы, дедлайнеры, хипстеры, тинейджеры, лузеры, аутсайдеры, чайдлфри и многие другое. Это не входит в список слов английских словарей, это наша с вами повседневная реальность.
Надо сказать, что проблема заимствования далеко не нова. Одни оценивают это явление как сугубо отрицательное. Другие рассматривают процесс заимствования как источник обогащения и яркий пример взаимодействия языков и культур, создание общих ценностей на пути глобализации.

В одном из последних исследований англо-русских контактов приводится количество вошедших в русский язык заимствований.
В 16-17 веках в русский язык из английского перешло только 52 слова, в 18 веке - 287 слов, в 19 веке - 714 слов, а в 20 веке - 1214 слов. Иноязычные слова в лексике русского и литературного языка хоть и представляют многочисленный пласт, тем не менее, не превышают 10 % всего словарного состава. При этом не следует думать, что к этим 10 % относится варваризмы, единицы ощутимы иноязычным обликам, типа: менеджер, консенсус и гламур. На самом деле - нет, к ним относятся совершенно нормальные, с нашей точки зрения, слова, которые мы воспринимаем, как русские.

Я зачитаю вам примеры этих слов: котлета, чай, туалет, сельдь, отвага занятный, борщ, конфеты, тетрадки, кукла, комната, кровать, брюки, карандаш, лошадь, пельмени, алый, шкаф, сарафан, колготки, литература, скамья, балда, бутылка, рисунок, уважать и многие другие. Интересно, что многие из этих слов только освоились в русском языке, в частности говорю о борще, сарафане, литературе и казаках.

Ни для кого не станет новостью, тот факт, что в русском языке было несколько волн заимствования. Отчётливо выделены пять из них. Например, в IX - XI веках проявляется волна заимствования из старо-славянского языка, XIII - XIV в.в. - из тюркских, в XVIII веке, под влиянием Петра I, с голландского и немецкого, в XVIII - XIX вв. - из французского, в конце XX века и сейчас - из английского языка.

Такие вливания связаны с господством и превосходством определенными этническим общностями над русским народом. Причём, в случае со старославянским языком, конечно, это духовно-книжное превосходство, в случае с тюркскими языками - политика и экономика (и не последнюю роль играет татаро-монгольское иго). Что касается голландского и немецкого языков - научно-техническое превосходство; что касается французского, то такой разносторонний, но прежде всего - цивилизационное превосходство; с английским языком мы имеем похожую ситуацию, у нас здесь и научно-техническое превосходство, это связано с созданием компьютерной техники, и массовая культура, которая связана с макдональдсом, шопингом, ток-шоу и так далее.

Мне очень нравится история, которую рассказывает Максим Кронгауз в своей книге «Русский язык на гране срыва». Он привёл в пример замечательную историю про эскимосов. На территории проживания эскимосов произошло резкое потепление, которое изменило флору и фауну и привело к номинативному дискомфорту. Эти самые эскимосы не имели нужных слов в языке для того, чтобы назвать животных или растения, которые они видели впервые.

Один скотовод говорит: «Я знаю приблизительно 1200 слов для обозначения северного оленя, которые различаются по возрасту, полу, окраске, форме и размеров рогов, но лося у нас называют одним словом – эрук. Но я всегда думал, что это мифическое существо».

Эта история не нуждается в каких-то комментариях, всем уже понятно, что мы в какой-то степени эскимосы. Конечно, в 20 веке появилось очень много поводов почувствовать себя этими эскимосами, появились новые технические изобретения для именования которых в русском языке просто напросто не было слов, но они, в принципе, не нужны были, потому что эти вещи уже названы, таким образом, мы заимствовали предмет вместе с понятием и его именем, но наибольшее количество таких заимствований произошло в области компьютерной техники: ноутбук, планшет, дисплей, монитор, интерфейс и так далее.

В области экономики: бартеры, брокеры, ваучеры, дилеры, дистрbбьютеры и так далее. В области массовой, потребительской культуры: гламур, римейк, ток-шоу, триллер, андеграунд, дауншифтинг, хипстеры. Особенно печально, для меня в области образования, потому что именно из западных практик мы заимствуем такие слова, как: технология, раньше у нас использовалось методика и приём обучения, дистанционные технологии, электронные учебники, тьютер, портфолио - всё это достижение западных преподавательских практик, а не наших.

Что касается смысловой специализации развития синонимии, в общем-то ясно, что никакой язык не терпит простого дублирования. Если вдруг в языке появилось новое слово, то это значит, что оно собой принесло новый смысл, новый концепт. Такое обилие заимствования в нашей речи говорит о том, что русский язык переживает понятийное, концептуально обновление и связанные с ним идеологическим обновлением.

Часто, когда людей раздражает новое слово, они оценивают его как лишнее, искренне считают, что то же самое можно сказать по-русски. На самом деле, чаще всего, по-русски то же самое сказать нельзя. Вот несколько примеров: имидж – образ. Часто слышу о том, что это одно и то же, и зачем нам новое слово имидж? Это не одно и то же, мы не можем сказать: имидж России в творчестве Блока или что-то подобное. Образ - это просто широкое представление сознание носителя языка о чём-либо. А имидж приобрело профессионально - специализированное значение, намеренное формирование позитивных представлений об экономическом объекте, в качестве которого может выступать и человек, и территория, и команда профессионалов.

Что касается встречи и саммита. Саммит – это не просто встреча, это встреча и переговоры в высших правительственных верхах. Вот ещё пара – представление и презентация. Мне кажется, у всех представление могло претендовать на статус аналога. Если бы за ним не закрепилось театральное, цирковое значение, который создаёт легкий комический эффект деловой встречи. Когда приглашают коллег на представление это как-то несолидно звучит, поэтому слово презентация закрепилось, потому что оно содержит необходимый, деловой посыл и серьёзный настрой. Именно поэтому, мне кажется, оно приобрело такую популярность.

Что касается слова, блог и дневник, то здесь, конечно, тоже нельзя говорить ни о какой дублированности этих единиц. Слово блог возникло, как the look, сетевой дневник. Затем оно было переосмыслено и переразложено, как the bloc, то есть мы бложим как бы. В результате такого словотворчества появилось новое слово, но что у нас с дневником? Дневник предназначен для самого автора, содержит его интимные переживания, которые бы он не хотел демонстрировать кому – либо. Даже, если он вдруг показывает кому-то свои личные записи, то это его личный выбор. Вести блог - это значит намеренно выставлять напоказ свои мысли перед потенциально большой аудиторией.

Сервис и обслуживание - тоже совершенно разные вещи. Сервис - это обслуживание бытовых нужд населения, про обслуживание машин или каких-то станков никто так не скажет. Бренд и торговая марка. Вот какое-то время мне казалось, что эти вещи совершенно синонимичны, но потом как-то стала замечать, в каких контекстах используется слово «бренд», к тому же наткнулась на рассуждение, что торговая марка – это свидетельство качества. Наподобие фирмы, которая употреблялась в советское время. Вещь фирменная - вещь качественная, никакой конкретизации это слово не требовало, а бренд – это определённая мера ощущения, потому что бренды бывают разные. Есть бренды фанатские, клубно-пафосные, деловые, солидные и так далее. Соответственно, выбирая бренд, человек себя определённым образом позиционирует, выбирает свой социальный статус.

Интересная история произошла со словом «гаджет». Вот казалось бы, гаджет и устройство - одно и то же. На самом деле, парадоксальная ситуация, слово гаджет на английский язык невозможно перевести, потому что в английском языке слово гаджет – это просто устройство, то есть обычное нейтральное слово. В русском же слово «гаджет» запечатлена идея русского восторга, технологического восторга перед последним словом техники. Идея удовольствия от контакта с этим предметом, от исследования его возможностей. Да и гаджеты покупают не потому, что нужны, а потому что это последнее слово техники, и человеку хочется с ним поиграть, исследовать его возможности.

Менеджеры и управляющие - тоже интересная ситуация. Менеджер – это совсем не управляющий. Может быть, когда слово только пришло в язык, оно означало управляющего, но сейчас менеджерами называют любого наёмного рабочего. И тут известный пример с менеджером по клинингу, достаточно смехотворный, причем я действительно видела в МГУ, например, кабинет с табличкой «Менеджер по клинингу», то есть уборщицы по сути. На самом деле, менеджер, конечно, это просто наёмный рабочий, но такой, за которым стоит определённая культура, стабильная зарплата, определённые привычки. По сути, менеджер заменил средний класс настоящего времени. На самом деле, возникшие вновь слова, это конечно не пустые слова. Это слова, которые несут новый смысл нашей новой реальности, и язык в этом случае развивает синонимию, то есть он имеет слова, которые обозначают какие-то специализированные оттенки значений. В отношении языковой моды. Психологически воспринимается как такое более высокое по-своему престижу, статусу именно с этим связано такое засилье.

Много примеров, которые демонстрируют неуместные употребления таких слов. Например: «Вам идет голубой цвет» - заявила пресс-атташе Бордовских главному тренеру сборной России, - «в пору для нашего коуча сделать отдельную линию одежды под гжель». Слово коуч никакого нового концепта не формирует в русском языке, не несёт смысл, это просто проявление языковой моды, которая излишня и никак не обоснована языком. Вот ещё, совершенно замечательный пример: «причиной блэкаута …области в Петербурге стал поврежденный кабель против аварийной защиты». Блэкаут что и для чего здесь было употреблено это слово. Слово совершено неясно. Блэкаут - это затемнение, маскировка, в этом случае имеется виду отключение электроэнергии. Или вот ещё совсем неуместное употребление слова: «Этот интерактив главы церкви с паствой..». В этом контексте употребление этого заимствования создаёт ненужный комический эффект.

Разумеется, должно пройти какое-то время, чтобы норма стабилизировалась, и эти слова были в каком-то виде занесены в словаре. Пока мы имеем совершенно различные рекомендации лингвистов. Такая типичная ошибка связана с тавтологичностью высказывания. Люди, не понимая полностью мысль слова, употребляют его. Вот ещё примеры: vip персона, прейскурант цен, ландшафт местности, главный приоритет, перерыв на кофе-брейк, коммерческий магазин и так далее. В этих словосочетаниях мы видим дублирование смысла. И вот ещё такие забавные примеры, которые нам говорят о непонимании смысла или о необоснованном расширения значения, например: «Преступление и наказание» - культовый роман Достоевского", разумеется, неуместное прикрепление, человек не понимает, что культовый означает популярный и такой, какой приводит к поклонению и подражанию. О каком подражании и смысле мы говорим – непонятно.

Вот ещё: «Продаём парадоксальные итальянские светильники» - это как раз вывеска на магазине. По-моему, такая вывеска может вызвать только улыбку, потому что это стремление изысканно высказаться, но создатели вывески не подумали, что имеется в виду. Или вот ещё: «Бестселлером нового сезона стала стиральная машинка Мечта», понятно, что бестселлер –это книга ходовая, которая издаётся большим тиражом, как это относится к машинке - непонятно. И ещё два примера: «Элитные американские холодильники» и «эксклюзивная баранина», конечно, это достаточно комично. Первоначально элита сочеталась с пшеницей, щенками, войсками, подразумевала селекцию лучших образцов, затем оно стало вытеснять слово элитарный, предназначенный для элиты, появилось элитное жильё, элитные клубы, а в конце концов оно приобрело настолько расширенное значение: дорогой, качественный, редкий, но связи с тем, что элита стала восприниматься только как экономический вид, имеющий деньги. И то же самое произошло со словом эксклюзивный. Изначально оно имело смысл - предназначенный для одного объекта «эксклюзивное интервью», затем с редким содержанием «эксклюзивные кадры», «эксклюзивный фильм», а затем появились «эксклюзивные часы»,«эксклюзивное бельё» и так далее, то есть просто дорогое, редкое и качественное.

Хлынувший на русский язык поток заимствования англицизмов свидетельствует о концептуальном обновлении русской жизни. Появляются новые смыслы, новые ценности, новый стиль жизни, которые требуют новых слов. Пока мы говорим о лишь речевых заимствованиях, какие из этих слов проникнут в русский язык покажет время, как бы банально это не звучало. Но следует понимать, что любое такое проникновение не будет случайным, если слово закрепится в языке, значит, оно действительно нужно этому носителю.

Новости