Прислать новость или фото

Прислать вашу новость или фотографию вы можете нам на электронную почту info@smi44.ru

Хорошо, что на берегах Волги обосновался театральный фестиваль, посвященный Виктору Розову

суббота, 17 февраля 2018
Хорошо, что на берегах Волги обосновался театральный фестиваль, посвященный Виктору Розову
С 5 по 11 февраля 2018 года в Костроме прошел I Международный театральный фестиваль имени Виктора Розова.
У костромского зрителя была возможность посмотреть 11 постановок большой и малой формы театров из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Риги и Кишинёва.

В афише по Розову было четыре спектакля. Своим впечатлением о фестивале и современных постановках известного советского драматурга с читателями информационного портала СМИ44 делится профессор КГУ, писатель, автор книги «Костромские мотивы в творчестве Виктора Розова» Алексей Зябликов.
Алексей Зябликов, профессор КГУ, писатель:
Открывая «костромскую» неделю театрального Розовского фестиваля, сын драматурга режиссер Сергей Розов отметил, что для показа были отобраны спектакли, которые были бы созвучны интонации самого В.С. Розова – с его пытливым, добрым и сострадательным интересом к человеку. В целом опыт удался. Бесспорно, Розов сегодня не является автором, определяющим тренд сценического искусства. Виктора Сергеевича легко упрекнуть за сентименталистские излишества, пожурить за морализаторство и архаично-просветительский подтекст. Но такова драматургическая эстетика, приверженцем которой Розов был. Модернистские и абсурдистские изыски лежат за рамками его авторских симпатий.
Понятно, что создавать произведения в духе Жана Жене или Славомира Мрожека Розов не мог и не хотел. Хотя в пьесе «В дороге» (1962), например, он показал, что драматургу Розову ничто не чуждо. Он писал эту вещь, словно не задумываясь о том, как сценически будут воплощаться его идеи (проносящиеся составы, привокзальный рынок, доменная печь с расплавленным металлом, грузовик, в кузове которого на куче песка сидит добрый десяток человек). И все же нам трудно представить Розова в роли богемного модератора сценических проектов, нацеленных – как минимум! – на переворот в искусстве. Сказывается закваска провинциала, сторонящегося тем и образов, далеких от житейских забот простого человека, выходящих далеко за рамки его обыденного опыта. Розов не позволяет себе рассуждать о том, чего сам не пережил, не выстрадал.
Свой драматургический мир Розов называл «человеческим театром». Писатель никогда не терял кажущейся кому-то сегодня немодной и наивной веры в то, что литература способствует исправлению и улучшению человека. Потому пьесы Виктора Розова несут в себе – воспользуемся трюизмом – огромный воспитательный заряд, никогда не переходящий, впрочем, в унылую назидательность и старческое брюзжание.

Открылся фестиваль пьесой В.С. Розова «Вечно живые» (московский Театр на Покровке). Авторы постановки не пытались спрятать розовскую сентиментальность и угловатость за режиссерские изыски, если не считать таковыми песенные номера-интерлюдии, исполняемые актерами под «живую» гитару (Михаил Сегенюк). В какие-то моменты сценическое действо напоминало выступление комсомольской агитбригады в заводском клубе. В хоре патриотов и голос Антонины Николаевны Монастырской (актриса Катарина Погорелова), чей «репертуар» вроде бы мало созвучен суровому и сумеречному военному времени. Вульгарная хлеборезка Нюра (актриса Татьяна Швыдкова), запевающая «Темную ночь», – образ неожиданный, но совсем не умозрительный. Война перемалывает души и судьбы людские так, что на слезу пробивает всех. Даже хамоватую Нюру! И жалко всех. И сострадаешь всем. Даже вороватому Чернову. Даже трусоватому Марку. Судя по реакции публики, она соскучилась по такой сценической поэтике.

Следом – пьеса В.С. Розова «В день свадьбы», представленная Государственным драматическим театром «Комедианты» из Санкт-Петербурга. Пьесу, написанную в 1963 г., смело можно назвать советской вариацией на тему «Бесприданницы» А.Н. Островского. У Розова, правда, «бесприданница» заменена «бесприданником». Михаил Заболотный берет в жены Нюру Салову – а лучше сказать, идет к ней в мужья: любви-то нет никакой! Зачем? Бывшему детдомовцу нужен приют души, истосковавшейся в долгом сиротстве по надежному берегу, по женской и родительской ласке.
Молодой человек еще до свадьбы подумывает перенести из общежития в дом Саловых свои вещи, чем провоцирует реплику своего неугомонного друга Василия: «Раньше невесты приданое в дом тащили, а теперь женихи». Но вот в город возвращается давняя любовь Михаила Клава – и сердце его уже там, «за Волгой».
Розов очень долго размышлял над развязкой пьесы. Кровавые варианты с пистолетной пальбой, само собой, исключались. Финальные строки пришли к писателю как озарение. Нюра Салова оказалась гуманней своего товарища по несчастью Карандышева. Вместо изуверского «Так не доставайся ж ты никому!» прямо во время свадьбы она изрекает со слезами на глазах: «Иди, Миша, иди!.. Отпускаю!!» Когда один из провинциальных театров решил подкорректировать финал розовской пьесы и не разлучать новобрачных, Розов был просто взбешен. В очерке «Мои дорогие зрители» (1983) Розов, размышляя о странном тяготении части публики к «хэппиэнду», опирается как раз на авторитет А.Н. Островского: счастливый финал «Грозы» или «Бесприданницы» полностью перечеркнет авторский замысел и превратит трагедию в водевиль.
«Комедианты» и режиссер-постановщик Захар Черезов (он же сыграл роль Михаила Заболотного) подошли к делу разухабисто, с выдумкой и огоньком. Как акробаты, сплясали по краю доски. Сыграли водевиль, правда, без хэппиэнда. Приправили Розова Гольдони и Бомарше. Пьеса Розова была изрядно перекроена. Куда-то исчез кладовщик Менандр Николаевич – alter ego самого драматурга. Главным героем предсказуемо стал «сквозняк» и «ветрогон» Василий Заболотный (актер Андрей Горбачев), действительно, самый обаятельный и живой герой пьесы. На фоне его отношений с Майей Мухиной (актриса В. Зиновьева) тускнеет даже история Михаила и Нюры (актриса Наталья Гусева). Ухарство и веселый задор, которыми наполнен спектакль, могут показаться избыточными, но разве сам Розов чурался этого? Разве не носился по московской квартире юный Олег Савин (пьеса «В поисках радости») с дедовой шашкой в руках и не рубал ею ненавистную дорогую мебель! Разве не пугал герой пьесы «Гнездо глухаря» Пров Судаков своего номенклатурного родителя перспективой жениться на дочери торговки овощами – для «оздоровления сословия»! Василий ведет себя куда скромнее. Как он может побудить балаболку Майю держать язык за зубами (подглядела, как Михаил целовался с Клавой)? Разве что пригрозит ей держать от себя подальше, на таком расстоянии, «как отсюда – до Кубы» (в авторском варианте – до Пантусова).
Подкупают звучащие в спектакле ностальгические нотки: музыкальные темы 1960-х, в том числе «Come prima» в исполнении Муслима Магомаева (самое неожиданное исполнение этой знаменитой песни есть в фильме Глеба Панфилова «Начало», ох, и отвели Чурикова с Куравлёвым там душеньку!). Деловито отнеслись «Комедианты» к фасонам женских нарядов и причесок, правда, это не ранние (время создания пьесы), а поздние шестидесятые (время создания фильма кинорежиссера Вадима Михайлова «В день свадьбы»). Словом, петербуржцы, предложив интересный вариант прочтения давней розовской драмы, убеждают, что сдавать ее в архив рановато. Еще одна работа питерцев – спектакль «Сон в белую ночь» (режиссер Александр Рязанцев), привезенный в Кострому Государственным драматическим театром «На Литейном». Пьеса Алексея Яковлева «Островитянин» (еще 1970-х гг.), положенная в основу постановки, интонационно и сюжетно напоминает драму В. Розова «Затейник» (1964). Та же история человека, предпочитающего бодрому шагу в общем строю тихое существование на обочине жизни. Что может сниться ленинградскому интеллигенту Эдику (актер Михаил Лучко) волшебной белой ночью? Танго с бывшей женой (одна из самых ярких сцен спектакля!), явление юной москвички с голыми ногами (дикарка, которая могла бы стать для робинзона Пятницей), визит пустоватого, но оборотистого друга. У каждого из этих персонажей приготовлен для островитянина спасательный плот (движет ими, впрочем, не сострадание к отшельнику, а шкурный интерес, забота о себе, любимом: без Эдика плохо всем). Вот только возвращаться на большую землю робинзон не хочет. И не может…

Издалека приехала труппа драматического театра «С улицы Роз» (Кишинев). Постановка вампиловской «Утиной охоты» (режиссер В. Мадан) оставляет ощущение суеты и монотонного крика. Некоторые актеры этого молодежного театра явно переросли своих героев, другие (Александр Шишкин, Роман Богнибов) справились с задачей достойно.

Завершилась фестивальная неделя в Костроме спектаклем «Брат Алеша». Инсценировку некоторых страниц романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» сделал Виктор Розов, а поставила спектакль на сцене Московского Нового драматического театра дочь писателя Татьяна Розова. Печальная история семейства Снегиревых, смерть и похороны Илюши, сложные отношения Алеши и влюбленной в него Лизы Хохлаковой (прикована к инвалидному креслу) объясняют подзаголовок пьесы – «Недетская история». Неравнодушному и пытливому сердцу тяжело в этом мире. Потому и суждения 14-летнего Коли Красоткина (актер Сергей Бредюк) тоже недетские. Из этого образа во многом вырастают любимые герои самого Розова: задиристые и бескомпромиссные, но искренние юноши, остро чувствующие чужую боль.

Хорошо, что на берегах Волги обосновался театральный фестиваль, посвященный Виктору Розову. Первый блин – нынче Масленица! – не получился комом.


Новости